Вступление в ШОС: Трибуна для проклятий, балансировка Китаем и экономика под вопросом

Главное
Переговоры Александра Лукашенко и Си Цзиньпина на полях саммита ШОС в Астане. 4 июля 2024 года. Фото: БелТА

Беларусь официально вступила в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). Заседание совета глав государств организации в Астане началось с церемонии подписания документов о приеме нашей страны. Зачем режиму Александра Лукашенко понадобилась ШОС? Что превалировало в принятии решения о вступлении в нее — политика или экономика?

«Комфортный клуб»

Беларусь стала десятым членом ШОС. В организацию также входят Россия, Китай, Индия, Иран, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Пакистан и Узбекистан. Статус наблюдателей при ШОС имеют Афганистан и Монголия.

ШОС возникла в 2001 году. Тогда в нее входили шесть стран — Россия, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. В 2017 году к организации присоединились Индия и Пакистан, в 2021-м — Иран. Цели этого объединения обозначены в Хартии ШОС. Среди них — укрепление между государствами-членами взаимного доверия, дружбы и добрососедства; развитие многопрофильного сотрудничества; совместное противодействие терроризму, сепаратизму и экстремизму, содействие всестороннему и сбалансированному экономическому росту, социальному и культурному развитию в регионе. И продвижение к созданию демократического, справедливого и рационального нового международного политического и экономического порядка.

Проблемы региональной безопасности и стали ключевым фактором возникновения предшественника ШОС. В конце прошлого века Россией, Китаем, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном была создана «Шанхайская пятерка». Целью этой организации были совместные действия по пресечению террористических актов, сепаратизма и экстремизма. Ситуация с терроризмом в регионе в те годы была особенно тревожной. Впоследствии, после присоединения Узбекистана, «пятерка» превратилась в «шестерку» и была переименована в ШОС. Параллельно с этим организация приобрела и экономическую направленность.

Впрочем, по мнению ряда экспертов, появление дополнительных «обвесов» не привело к тому, что машина ШОС стала ехать лучше. К саммиту в Астане Carnegie Politica опубликовала статью научного сотрудника Берлинского центра Карнеги по изучению России и Евразии Темура Умарова «Шанхайский ивент-менеджер. Почему ШОС потеряла смысл». Автор отмечает: если посмотреть на успехи организации со времен ее первого расширения в 2001 году, то предъявить ШОС нечего. Если решить проблемы безопасности в регионе ей в свое время удалось, то дальше дело пошло совсем не так гладко.

Например, деловой совет ШОС представляется как «объединение наиболее авторитетных представителей бизнес-сообществ государств» (входящих в организацию – прим. Reform.news). Но за почти 20 лет работы совет не может похвастаться ни одним ярким примером сотрудничества между бизнесами стран ШОС, который бы возник при его посредничестве. Межбанковское объединение ШОС не занимается ничем, кроме проведения семинаров «на актуальные банковско-финансовые темы». А о Региональной антитеррористической структуре (РАТС) ничего не слышно, когда в той или иной стране ШОС совершается теракт, хотя совместные военные учения регулярно проводятся.

И так далее. К тому же разные страны, входящие в ШОС, по-разному представляют собственную выгоду от деятельности организации. Если Россия и отчасти Китай заинтересованы в уменьшении в регионе влияния США, то многие постсоветские государства Центральной Азии активно сотрудничают со Штатами и привлекают западные инвестиции. Россия стремится к большей политизации ШОС, Китай же заинтересован в экономической экспансии и транзите. Пекин активно наращивает свое влияние в регионе, привлекая кредитами и экономическими проектами, но эти задачи решаются в рамках межгосударственного сотрудничества, а не ШОС.

В то же время, чем больше стран присоединяется к организации, тем труднее становится реализовать более-менее значимые совместные проекты. И та же Беларусь к актуальным проблемам Центральноазиатского региона — изначальной точки приложения усилий ШОС и центра интересов большинства участников организации — не имеет никакого отношения. Вот и в принятой в Астане декларации саммита Центральная Азия названа «ядром» организации. Лукашенко не повезло даже с географией – граничь наша страна с Китаем или Казахстаном — все могло бы быть совсем иначе. Но в Азию никакой джинн Беларусь не перенесет. Все равно придется жить рядом с соседями, отношения с которыми осложнены до предела. А так — его приняли в компанию, но будет ли от этого толк?

По мнению Умарова, «сильно разросшаяся ШОС превратилась в клуб для лидеров стран, которым более-менее комфортно друг с другом общаться. А вот как-то менять реальность — уже вряд ли, как бы страны-участницы ни хотели убедить мир в обратном».

Для подтверждения этого тезиса достаточно посмотреть на перечень документов, подписанных в ходе заседания Совета глав государств – членов ШОС. Там очень много слов и очень мало конкретики. Инициатива «О мировом единстве за справедливый мир, согласие и развитие». Стратегия развития до 2035 года. Совершенствование деятельности организации. Долевые взносы государств-членов. Антинаркотическая стратегия. Противодействие терроризму, сепаратизму и экстремизму. Стратегия развития энергетического сотрудничества и План мероприятий по реализации Стратегии экономического развития. Организация сотрудничества в области охраняемых природных территорий и экотуризма. Объявление города Циндао культурной столицей ШОС в 2024-2025 годах. Механизмы финансового сопровождения проектной деятельности Шанхайской организации сотрудничества. План взаимодействия по обеспечению международной информационной безопасности. И ряд заявлений – например, об обеспечении безопасности питьевой воды и санитарии, об эффективном управлении отходами и о сотрудничестве в области охраны окружающей среды. Насколько все это подписанное добро влияет на мировую повестку – судите сами.

В свете этого главный интересующий нас вопрос – зачем ШОС понадобилась режиму Александра Лукашенко? И что сыграло более значимую роль в стремлении вступить в организацию – политика или экономика?

Два «мощнейших лидера»

Пожалуй, главная компонента для вступления в ШОС для Лукашенко — оказаться под защитой двух сильных игроков: России и Китая. Российский «зонтик» был и без того, но политик, очевидно, лихорадочно ищет альтернативу чрезмерно возросшему влиянию Москвы и заинтересован в создании противовеса.

Давайте представим себе ситуацию – российско-украинская война закончилась, официальный Минск по каким-либо причинам не смог стать стороной переговоров об условиях ее завершения. Лукашенко не получил никаких гарантий от Запада и Украины. И остается один на один с Путиным. Некому за него заступиться.

Одна надежда на Китай. Так что, вступив в ШОС, беларусский правитель надеется упрочить свои связи с Пекином, оказаться полезным. «В нашей организации находятся два мощнейших лидера — Китай и Российская Федерация», — заявил Лукашенко на саммите ШОС. Встроиться между ними, создать баланс интересов — вот чего хотелось бы политику. Большого выбора у политика нет, а ему надо найти вторую сильную сторону.

На полях саммита ШОС в Астане Лукашенко удалось провести переговоры с председателем КНР Си Цзиньпином. «Один на один, в закрытом формате. Общались долго, подключая по необходимости к разговору министра иностранных дел КНР», — сообщает ТГ-канал «Пул Первого». В то же время, ни о каких конкретных результатах этих переговоров не сообщается, так что можно допустить, что особо хвастаться нечем.

Более того, Китай, вполне возможно, понемногу теряет интерес к Беларуси. Конфликты с соседями не добавляют Минску очков: один из ключевых интересов китайских товарищей — транзит, но и он оказался под угрозой. Тут дилемма — проще всего было бы угодить Пекину, наладив отношения с западными и северными соседями Беларуси. Но этим явно будет недоволен другой «мощнейший лидер» — Россия. Попробуй, сманеврируй. Так что надо чем-то заинтересовать Китай. Например, поддержкой его инициатив в рамках ШОС.

Впридачу к дружбе с Китаем, членство в ШОС — это контакты на высшем уровне. В Астане Лукашенко встретился с премьер-министром Пакистана Мианом Мухаммадом Шарифом. С президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, который тоже посетил Астану, приняв участие в саммите «ШОС+» с участием глав государств и правительств 16 стран — так называемых Партнеров по диалогу. Пообщался с президентом Монголии Ухнаагийном Хурэлсухом. С Владимиром Путиным тоже, но этим уже никого не удивишь.

Встретился Лукашенко и с Генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем. Правда, эта встреча вряд ли оказалась особо приятной для Лукашенко — как сообщает пресс-служба генсека, на встрече Гутерриш подчеркнул важность прекращения войны в Украине на основе Устава ООН, международного права и уважения территориальной целостности государств и выразил обеспокоенность ситуацией с правами человека в Беларуси.

Но для неизбалованного встречами на высшем уровне Лукашенко и это достижение. По крайней мере, факт проведения этих переговоров вовсю постарается использовать беларусская пропаганда. Так что ШОС — это еще и «окно  в мир» для беларусского правителя, попытка выйти из изоляции.

Эти три составляющих — защита сильных мира сего, ее балансировка дружбой с Китаем и прорыв изоляции, как представляется, и стали главными факторами в стремлении официального Минска вступить в ШОС. Во главе угла стояла политика, а не экономика.

Сотрудничество под вопросом

В сущности, практически со всеми государствами — членами ШОС экономические связи в той или иной степени были налажены и до вступления Минска в эту организацию. И не очень ясно, что это членство может добавить Беларуси.

С РФ и без того выстроены «особые отношения», с Китаем – «всепогодное партнерство». С большинством постсоветских государств Центральной Азии Минск прекрасно взаимодействовал в рамках Евразийского экономического союза, и ШОС к этому вряд ли что добавит. Отношения с Ираном, в том числе и военной сфере, были налажены еще до вступления в организацию. Не первый год работала Совместная беларусско-пакистанская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. Чуть сложнее дела обстояли с Индией, но и тут проблемы наверняка можно было решить и без ШОС.

Что изменится? Вряд ли после вступления Беларуси в организацию Пакистан купит намного больше беларусских тракторов, чем он приобретал до этого. А поставки в Индию беларусских калийных удобрений продемонстрируют значительный рост после прошлогоднего падения. Индия покупала их и без ШОС, и причиной снижения объемов стали санкции против Беларуси. Теперь о санкциях Индия забудет?

Межбанковское объединение ШОС предусматривает сотрудничество в реализации двусторонних и многосторонних инвестиционных проектов и сотрудничество с финансовыми институтами государств-наблюдателей и партнеров по диалогу ШОС, но и тут могут возникнуть все те же санкционные трудности. Сложно сказать, насколько Индия с Китаем окажутся готовы рискнуть и подпасть под вторичные санкции США и ЕС ради того, чтобы поддержать вновь обретенного партнера. Так что и тут масштабное плодотворное сотрудничество под вопросом.

Выходит, политическая составляющая при принятии решения официальным Минском о вступлении в ШОС превалировала. Но удастся ли Лукашенко решить свои политические проблемы с помощью этой организации? Слишком велико влияние России. А у прочих игроков недостаточно стимулов для того, чтобы захотеть нивелировать его. Да, высоко стоящую трибуну, с которой можно на весь мир проклинать ненавистный Запад, Лукашенко заполучил. А вот будут ли иные достижения, кроме этого – большой вопрос.

Подпишитесь на наш телеграм-канал «Reform.news : Лонгриды»

***

Мнения и оценки автора могут не совпадать с мнением редакции Reform.news

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости


REFORM.news (ранее REFORM.by)


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: