The Washington Post подняла вопрос режима инкоммуникадо в беларусских тюрьмах

Главное
Фото: Ye Jinghan, unsplash.com

Американская газета The Washington Post опубликовала редакционную статью о беларусских политзаключенных, которые находятся в режиме инкоммуникадо — то есть без связи с внешним миром. В частности, в ней говорится о Сергее Тихановском, Викторе Бабарико, Марии Колесниковой, Максиме Знаке, Игоре Лосике, Николае Статкевиче.

Авторы отмечают, что эта практика «выходит далеко за пределы Беларуси», и напоминают о Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН в 2010 году.

Reform.news приводит перевод материала.

Политические заключенные, брошенные в тюрьму за выступление против авторитарного правления или за журналистику, раскрывающую правду, часто переживают мрачные кошмары. Они задаются вопросом: «Помнит ли кто-нибудь обо мне?». Молчание может быть пугающим. При диктаторе Александре Лукашенко Беларусь часто служила полигоном для испытания методов репрессий. Сейчас он применяет жестокие психические пытки, держа политических заключенных без связи с внешним миром более года.

В 2020 году перед президентскими выборами г-ну Лукашенко бросили вызов кандидаты, стремящиеся к установлению демократии. Одним из кандидатов был популярный YouTubе-блогер Сергей Тихановский. Он призвал тысячи людей подписать петиции для голосования под антикоррупционным лозунгом «Стоп таракан», а сторонники приносили на его митинги тапки — излюбленный инструмент для уничтожения вредителей в доме. Он ездил на машине с гигантским тапком, привязанным к крыше. Перед голосованием Тихановский был арестован и с тех пор находится в тюрьме по надуманному обвинению в нарушении общественного порядка.

Другим претендентом был уважаемый минский банкир Виктор Бабарико, который собрал 400 тысяч подписей за свою кандидатуру — гораздо больше, чем 100 тысяч, необходимых для включения в избирательный бюллетень. Господин Бабарико призывал к демократии, разделению властей и ограничению президентского срока и пообещал создать «страну, где уважают народ». Перед выборами он был арестован по сфабрикованному обвинению во взяточничестве и с тех пор находится в тюрьме.

Тревожно, что и Тихановский, и Бабарико исчезли более чем на год. Согласно аналитической записке, опубликованной Freedom House, семья и адвокаты Тихановского не получали от него известий с 9 марта 2023 года. От Бабарико нет вестей с 26 апреля 2023 года. Это разрушительно как для заключенных, не получающих ни слова, ни сообщения извне, так и для их семей, не знающих, живы ли их близкие.

Жена Тихановского Светлана продолжала его кампанию. К ней присоединились Мария Колесникова, которая активно участвовала в кампании Бабарико, и Вероника Цепкало, чей муж Валерий, также кандидат, бежал из Беларуси в Москву, опасаясь ареста. Три женщины были встречены огромными ликующими толпами и победили на выборах с большим отрывом. Но затем Лукашенко украл выборы из-под носа у настоящих победителей.

Лукашенко отправил Тихановскую в изгнание, где она теперь возглавляет демократические силы Беларуси. Колесникова отказалась бежать. Ее арестовали — по абсурдному обвинению в попытке свержения правительства — и приговорили к 11 годам тюрьмы. По данным Freedom House, она находится под стражей без связи с внешним миром с 15 февраля 2023 года, то есть уже больше года. О ее адвокате и коллеге по оппозиции Максиме Знаке, который также был арестован, ничего не слышно с 8 февраля 2023 года.

Игорь Лосик до выборов вел популярный Telegram-канал. Он был арестован в июне 2020 года, обвинен в «разжигании ненависти» и «организации беспорядков» и приговорен к 15 годам лишения свободы. Последний контакт с ним был 20 февраля 2023 года. Николай Статкевич, оппозиционный политик, был арестован по пути на один из предвыборных митингов Тихановской и позже приговорен к 14 годам тюрьмы за «организацию беспорядков «. О нем ничего не слышно с 10 февраля 2023 года.

Эта практика выходит далеко за пределы Беларуси. Уйгурский писатель, экономист и профессор Ильхам Тохти уже много лет содержится в Китае без связи с внешним миром. О Мохаммеде аль-Кахтани, который был одним из основателей ныне распущенной Саудовской ассоциации гражданских и политических прав, ничего не было слышно с 24 октября 2022 года, согласно данным саудовской группы мониторинга прав человека ALQST. Другой саудовский заключенный, Турки аль-Джассер, подвергался насильственному исчезновению в течение многих лет. Абдулрахман аль-Садхан, которого саудовские власти посадили в тюрьму за сатирические посты в социальных сетях, находился без связи с внешним миром в течение 23 месяцев.

Генеральная Ассамблея ООН одобрила Международную конвенцию для защиты всех лиц от насильственных исчезновений 23 декабря 2010 года. Конвенция провозглашает: «Никто не должен подвергаться насильственному исчезновению» и «Никакие исключительные обстоятельства, будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием насильственного исчезновения». К сожалению, 84 страны, включая Беларусь, Саудовскую Аравию и Соединенные Штаты, не приняли никаких мер по этому договору.

Мир может продолжать привлекать внимание к делам этих заключенных. Соединенные Штаты и другие страны должны регулярно требовать доказательств жизни исчезнувших. Диктатурам нельзя позволить захлопнуть двери тюрьмы, выбросить ключ и ничего не слышать об этом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

REFORM.news (ранее REFORM.by)

Последние новости




Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: