Имитация победы, имитация демократии

Главное
Митинг в Херсоне. Фото: t.me/kherson_typical

Российско-украинская война не заставила Кремль отказаться от гибридных технологий влияния. Наоборот – сделала российское руководство более изощренным в своих действиях.

Использование демократических процедур в собственных целях можно назвать визитной карточкой Путина и его команды. И в данном случае речь идет не только о создании благоприятной для сохранения власти кремлевского диктатора конъюнктуры внутри самой России. И даже не о сознательном и целенаправленном вмешательстве Кремля в демократические процедуры в разных странах, случившееся в прошлые годы. Речь о спекуляции на демократических процедурах в сочетании с другими действиями.

Напомню, весной 2014 года Россия трижды меняла дату проведения «референдума» о присоединении Крыма к РФ, максимально ускоряя процесс. В Москве многократно давали понять, что берут таким образом реванш за признание Западом независимости Косово, хотя это был не единственный мотив. Крымский полуостров с начала 1990-х постоянно оставался в российской информационной повестке, был объектом повышенной активности российских спецслужб. Если вся Украина российским истеблишментом воспринималась как временно потерянная территория, то Крым был «мягким подбрюшьем», с которого Россия намеревалась начать процесс покорения Украины.

Иначе обстояла ситуация на Донбассе. Там проведение «референдумов» на территории Донецкой и Луганской областей было направлено на дезинтеграцию Украины и ее максимальное ослабление. Именно поэтому «референдумы» 11 мая 2014 года предшествовали голосованию на досрочных президентских выборах, которые прошли 25 мая 2014 года. Игра в «народовластие», создание «Новороссии» были направлены на достижение циничной цели – разделение Украины на несколько частей. Самопровозглашенные «ДНР» и «ЛНР» до февраля 2022 года не были признаны даже Россией, а их общественно-политическая жизнь напоминала пародию на Советский Союз, включая возобновление смертной казни в этих псевдореспубликах.

Открытой агрессии России против Украины предшествовало признание Кремлем независимости так называемых ДНР и ЛНР. Этот шаг вкупе с измышлениями российской пропаганды о намерении Украины восстановить территориальную целостность страны на Донбассе военным путем стали casus belli для Путина. «Денацификация» и «демилитаризация» Украины стали производной от идеологических установок российского президента.

Безусловно, Россия рассчитывала в кратчайшие сроки добиться дезинтеграции Украинского государства, однако этого не произошло. Напомню, 24 февраля в своем телевизионном обращении Путин подчеркнул, что Россия «поддерживает право на самоопределение всех народов, населяющих Украину». Это демонстрирует заинтересованность РФ в распаде крупнейшей после России республики на постсоветском пространстве.

Не сумев добиться военного поражения и распада Украины, Россия сделала ставку на имитацию, рассчитанную на пропаганду внутри государства-агрессора. Речь идет о декларировании намерений провести сразу несколько «референдумов». Один из них предполагает присоединение к России так называемых ДНР и ЛНР в максимально возможном размере. Напомню, что ожесточенные бои на Донбассе, включая Мариуполь, продолжаются. Второй – поиск модели присоединение к России оккупированной территории Херсонской и Запорожской областей. Возможно создание на этих территориях вместе с Крымом «Таврийской губернии», позволяющей обеспечить контроль оккупантов над Северо-Крымским каналом, по которому на оккупированный полуостров поступает днепровская вода.

Не приходится говорить даже о минимальном соблюдении Россией норм международного права. Россия, впрочем, уже приучила мир к тому, что она не намерена соблюдать правила игры. Если учесть использование официальной пропагандой тезиса о «специальной военной операции на Донбассе», можно предположить, что Кремль будет стремиться удержать оккупированные территории, создав иллюзию победы и народовластия, как минимум, для потребления гражданами России. Руководство России игнорирует даже минимальную необходимость соблюдения норм международного права, предпочитая делать ставку на грубую силу. Она, к счастью, обречена на провал.

Евген МАГДА, подготовлено iSANS специально для Reform.by.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: