«Своего рода сэппуку могло бы быть»: Алексей Кузьмич рассказал о своем экстренном плане в случае задержания

Культура
Алексей Кузьмич. Фото из блога в Facebook.

«Если бы меня задержали, у меня был план в рамках искусства», — беларусский художник Алексей Кузьмич, прославившийся опасными акциями-поездками в Беларусь будучи в розыске, рассказал проекту Malanka Media, был ли он морально готов к потенциальному задержанию.

Да, у меня был план, при том, что этот план был в рамках искусства, — признался художник. — Свой метод искусства я обозначаю как slag art. Slag переводиться на русский язык как «шлак». Я использую обстоятельства, которые складываются вокруг меня, и «строю» из этого искусство. То есть материал для искусства — жизненные обстоятельства, из этого я делаю игру.

Соответственно любые обстоятельства, в том числе своего задержания, я бы использовал для игры, — продолжил Алексей Кузьмич. — В том числе последний момент [возвращения]. Пояс шахида — это был мой запасной, экстренный план. Это своего рода сэппуку (то же, что и харакири — Reform.by) могло бы быть, но хорошо, что не пригодилось, хорошо, что я это не использовал.

Несмотря на эпатажные заявления, Алексей Кузьмич признал, что подобные поездки — опасное занятие.

Художник также прокомментировал «волну хейта», которая поднялась вокруг него после того, как он обвинил фонд солидарности BYSOL в пиаре на своей эвакуации. Напомним, художник недавно написал в своем блоге, что он еще раз ездил в Беларусь — в связи с семейными обстоятельствами — смертью бабушки, но выехать из страны ему удалось с трудом. Фонд BYSOL отметил в свою очередь, что помогал художнику с эвакуацией, что вызвала возмущение Кузьмича.

Почему поднялась война хейта? Скорей всего, люди озлоблены сами на себя, — ответил он на обвинения в беспечности. — Потому что у многих были такие ситуации со смертью родственников и они не смогли туда приехать. Может быть, по своему малодушию, может быть, по другим причинам. То, что получилось это у меня, и два раза — они злятся скорее на себя и вымещают злость на мне.

Все мы в той или иной степени лукашенковские отрыжки, скажем так. В том числе и я, — добавил художник. — Этот авторитаризм, который сидит в каждом с материнским молоком, впитанный с этой земли, он проявляется в таких низовых микродвижениях, как втоптать [в землю] стаей человека, который чем-то отличается от большинства. Объединиться в стаю вместе с теми, у кого есть ресурсы, власть, влияние. Я имею в виду сейчас фонд BYSOL, который сделал насильственный деанон в мою сторону.

Конечно, люди становятся на их сторону и бросаются камнями в меня, в индивида, который без банды и стаи. Конечно, легче в меня кидаться камнями. Пусть кидают», — сказал Алексей Кузьмич.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости


REFORM.news


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: