Мать-героиня — о политэмиграции, ДЦП и социальном жилье: «Выжила в Беларуси, живу в Польше, помогаю людям»

Главное
Кристина Каграманян. Фото из личного архива героини.

Кристина Каграманян (Пасечник), спасаясь от преследования, выехала из Беларуси в Польшу в октябре 2021 года. С шестью детьми и 100 долларами в кармане – на всех. Казалось, шансов у одинокой матери в чужой стране – без работы, без языка, без устоявшихся связей – не было никаких. Но Кристина смогла сделать почти невозможное.

Теперь она с маленькими детьми живет в социальной квартире, которую ей удалось получить от польского государства. Ее взрослый сын с инвалидностью – в отдельном жилье, тоже социальном. Кстати, инвалидность ему удалось оформить в Польше. Этого и многого другого Каграманян смогла добиться сама. А теперь она помогает другим беларусам, оказавшимся в сложной ситуации.

«Гоу на каву»

Сейчас семья Каграманян во многом решила бытовые проблемы. Сама Кристина нашла работу. Она занимается SMM – это один из ее профессиональных навыков. Впрочем, далеко не единственный. Стоит только сказать, что еще в Минске, после рождения близнецов, Кристина создала уникальный инклюзивный фитнес-центр, в котором могли заниматься люди с инвалидностью. И благодаря этому во многом ей удалось помочь своим близнецам Марку и Матфею с ДЦП.

«Хотя врачи в роддоме сказали, что у них нет шансов. Никогда этого не забуду. Первый год их жизни я абсолютно все время посвящала лечению. И Марк полностью восстановился. Конечно, ДЦП – это заболевание, которое часто просто так не проходит. Вот и у Матфея инвалидность. Для большинства людей – это тяжелый диагноз на всю жизнь. Это очень важная тема. Не случайно сыновья недавно, уже в Польше, решили разработать проект не просто по адаптации молодых людей с инвалидностью, но именно беженцев. Есть своя специфика. И я рада, что этот проект выиграл и получил грант. То есть теперь у ребят уникальный шанс помочь тем, кому это особенно необходимо», — рассказывает Кристина.

Но сама она «зарабатыванием на жизнь» для себя и своих несовершеннолетних детей решила не ограничиваться – занялась социальным активизмомом. Например, в рамках сообщества в Facebook «Беларусы ў Польшчы» (Białorusini w Polsce).

Помимо насущной поддержки, от советов, как правильно оформить документы и какие права есть, в сообществе не забывают и о не менее важной эмоциональной составляющей. Именно в рамках последней Кристина и придумала акцию, которая становится сейчас все более популярной – «Гоу на каву».

«Это как-то случайно получилось. Нас в Польше очень много. Но общения не хватает. У всех проблемы, текучка ежедневная. И вот я подумала: надо что-то такое, чтобы люди – из разных областей, городов, деревень – могли собраться вместе хотя бы ненадолго. Ведь многие из нас скучают по дому, по родным, знакомым. Социальным связям, короче. Нужен какой-то повод. Так и появилась идея «Гоу на каву». Мы объявляем каждую субботу сбор в Варшаве в конкретном кафе. Прийти, попить кофе, пообщаться. Поговорить о том, что дома было, что сейчас происходит», — говорит Кристина.

По ее словам, она не была уверена, что акция «приживется». Но оказалось, что со временем пришлось по всей Варшаве искать кафе с большими помещениями, чтобы вместить всех желающих. Более того, «Гоу на каву» стали проводить и в других польских городах, где живут беларусы.

Еще одна, как считает Каграманян, принципиальная вещь: во время встреч обязательное условие – большой общий стол.

«Все сидим вместе, знакомимся. Каждый представляется и говорит немного о себе. И все это за одним столом. Чтобы не было разделения на компании. И вот после нескольких встреч люди начинают общаться по-настоящему, как те, кого многое объединяет. И это важно – понимать, что ты не одинок. Это не пафосные слова, это многим из нас очень нужно», — рассуждает Кристина.

Мать-героиня - о политэмиграции, ДЦП и социальном жилье: «Выжила в Беларуси, живу в Польше, помогаю людям»
Кристина Каграманян. Фото: Reform.news

Выжившая: год лечения и побег из страны

Во время разговора Каграманян несколько раз произносит «беларус беларусу беларус». И для нее это не просто фраза. Ведь спастись тогда, в 2020-2021 годах, ей удалось во многом благодаря именно поддержке людей вокруг нее.

«Я на выборы пошла в школу. Оделась в БЧБ-цвета и впервые приколола орден Матери. Когда пришла на избирательный участок с детьми, там была большая очередь. Но все почему-то расступились и пропустили нас вперед. Было очень приятно. Люди были на эмоциональном подъеме – это сильно чувствовалось. А потом Марк говорит, что скоро «менты приедут» и нам с Матфеем лучше уйти. Но мы остались, только на гору поднялись», — вспоминает Кристина.

А когда начались марши протеста, старшие сыновья Бен (Вениамин) и Марк – им тогда было 22 и 19 лет – приняли в них участие и «попали на видеокадры, где они идут в первых рядах».

Кристина в начале октября 2020 года, когда уже протест был подавлен, с другими женщинами вышла на прогулку в белых платьях. Они шли от ТЦ GreenCity в сторону Пушкинской. В районе станции метро «Кунцевщина» напротив них остановился «бусик», выбежали «штатские» с резиновыми дубинками. Она очнулась в больнице – с выбитыми зубами и лопнувшей аневризмой на голове, в результате чего ей потребовалась трепанация черепа и сложная операция на мозге.

Однако этим не обошлось. Травма головы стало причиной тяжелого инсульта – через полгода после избиения. То есть, только Кристине стало немного лучше, случился инсульт. И снова месяцы дома и сложная реабилитация: «Главное было выжить».

Пока Кристина восстанавливалась, она не могла работать. Частично потеряла зрение и слух, почти не говорила. Бен и Марк, как старшие, пытались найти работу. Но попадалась временная и крайне мало оплачиваемая подработка. Так что хватало только на то, чтобы частично погасить долги по квартплате, которые накопились за время лечения матери. Дошло до того, что в многодетной семье не осталось еды. И от отчаяния Кристина решилась попросить помощи у друзей в соцсетях.

«Это было что-то! Буквально за несколько дней нас просто завалили едой. Продукты, консервы. Там столько всего было! Отозвались, кажется, все. И знакомые лично, и совсем незнакомые. Кто-то даже деньги переводил. Собственно, благодаря этим деньгам потом удалось сделать документы, чтобы выехать из страны. И даже 100 долларов осталось. Я с ними и въехала в Польшу. Думала, если вдруг что-то со здоровьем у меня или у кого-то из сыновей случится – вот на эти деньги хотя бы к врачу попасть», — вспоминает Кристина.

30 августа 2021 года в дверь ее квартиры постучали. Ворвались трое штатских. Они искали Бена и Марка — за участие в Маршах. Ребят, на счастье, не оказалось дома. Тогда незваные гости избили Матфея, перепутав его с братом-близнецом. Когда ошибка выяснилась, его просто бросили на лестничной площадке.

На прощанье «штатские» пообещали Кристине, что они еще вернутся за ней.

«Бен и Марк домой больше не пришли. Я им передала, что их ищут. Потом попросила человека, который занимался оформлением документов на выезд. Меньше чем за месяц все было готово. Мы не выходили весь этот месяц из квартиры. Я была жутко испугана, дети – на глазах которых избили Матфея – тоже. Тем более, что во дворе нашего дома часто «паслись» незнакомые машины. Несколько раз видела, как кто-то из тех трех «гостей» выходил из автомобиля покурить. Видимо, ждали сыновей. А мы с голоду не умерли только потому, что кое-кто из знакомых умудрялся передавать нам продукты – просто под дверью оставляли», — рассказывает Кристина.

Мать-героиня - о политэмиграции, ДЦП и социальном жилье: «Выжила в Беларуси, живу в Польше, помогаю людям»
Кристина Каграманян. Фото из личного архива героини.

Потом было пересечение границы – обошлось без особых приключений. Но, на всякий случай, решили ехать в два этапа. Вечером 3 октября — Бен и Марк, на следующее утро – все остальные. Причем, скорее всего, Бен в тот момент находился в розыске. И его могли задержать на границе. Но произошло то, что Кристина называет чудом.

Когда сыновья прибыли на брестский пограничный пункт, произошла авария и на несколько часов отключилось электричество. Пограничники физически не могли «пробить» по базе данные каждого человека и просто проверяли документы – все ли правильно оформлено, есть ли виза и так далее. А сами паспорта снимали на камеру телефона, чтобы потом – когда включится свет – занести их в «систему».

«Сейчас такое, наверное невозможно представить. Но тогда все получилось. И ребята пересекли границу. Но еще предстояло нам сделать то же самое. Шесть часов из Минска до границы на автобусе с младшими сыновьями. Самому маленькому – Авелю было 8 лет. И я из-за него переживала. Понимаете, он болтает с незнакомыми людьми – не остановить. И я очень боялась, что он ляпнет что-то лишнее на границе. Поэтому сказала ему, что мы едем на дачу. И он все спрашивал: «Скоро? Скоро?» и всем рассказывал, что едет к бабушке и дедушке на дачу», — вспоминает Кристина.

Социальное жилье и «кризис бездомности»

А потом началась новая жизнь – с новыми трудностями и новыми возможностями. И, разумеется, с надеждой, что при желании можно многое решить.

Сначала карантин, куда удалось попасть благодаря помощи беларусов из телеграм-канала «Partyzanka», с которыми Кристина связалась сразу после пересечения границы. Здесь же она написала заявление о том, что является беженцем. Потом пришлось провести несколько месяцев в лагере, и только 4 мая 2022 года мама и четверо младших сыновей получили статус беженцев, а Марк и Бен попали под международную защиту.

«За эти почти три года с момента приезда в Польшу в жизни моей и моих детей очень многое изменилось. К лучшему. И я прошла этот путь уже в новой стране во многом сама. Набила достаточно шишек и теперь считаю, что мой опыт должен пригодиться другим беларусам, чтобы им стало немного проще», — говорит Кристина.

Такая публичная площадка как сообщество в социальной сети для этого вполне подходит. Здесь люди могут обсудить то, что их волнует и важно в настоящий момент.

«Практически каждому, кто покинул родную страну и оказался в другой – приходится решать примерно один и тот же набор проблем. И первая, самое главная – это жилье. Мне вначале очень помогли. И теперь я считаю, что обязана сделать что-то подобное по отношению к другим беларусам. Просто арендовать квартиру – не проблема. Были бы деньги. Но их-то как раз чаще всего и не хватает. Например, потому, что каких-то серьезных сбережений накопить не получилось, а зарплаты – даже если уже нашел работу – не хватает. Здесь, конечно, надежда одна – на социальное жилье. И получить его – это вполне реальный шанс. Надо просто предпринять правильные шаги и, если вы действительно имеете права на такие льготы от польского государства, – вопрос решается в течение одного-двух-трех месяцев», — объясняет Кристина.

Одним из основных моментов в случае внеочередного получения социального жилья является доказательство статуса «кризиса бездомности». Именно он позволяет обойти многолетнюю очередь на соцжилье и решить вопрос в экстренном порядке.

«По большому счету, государство просто не хочет, чтобы люди жили «под мостом». Условно, конечно. Но, например, если вы снимаете самый дешевый хостел и деньги заканчиваются, а работы все еще нет или доход ниже определенного уровня, у вас есть шанс получить социальное жилье. Но сначала нужно добиться статуса «кризиса бездомности». Для этого достаточно обратиться в специальную комиссию, какие есть в каждом городе Польши», — продолжает Кристина.

После подачи заявления проводится проверка подлинности информации, в том числе на наличие у заявителя польской недвижимости и родственников, у которых есть жилье. Плюс к этому, например, может проверяться наличие квартир в Беларуси. Так тоже бывает и является формальным поводом для дополнительных вопросов со стороны государственной комиссии. По словам Каграманян, важно этого не пугаться и просто объяснить свою ситуацию. Например, если вы «политический» и возвращение в Беларусь (без которого нельзя продать квартиру) для вас чревато тюремным сроком, значит так и надо писать.

«Обычно заявления «о бездомности» рассматриваются в течение месяца. Потом примерно в такой же срок местные власти предоставляют несколько – два-три – варианта жилья. Конечно, это не элитные квартиры. И да, бывают «убитые». Но выбрать обычно можно и что-то относительно приличное. С другой стороны, не стоит забывать, что это, по сути, подарок от государства. Ведь не только квартира достается бесплатно, но и квартплата за нее в среднем раза в три-четыре ниже среднерыночной. Ну и самое главное. Договор на соцжилье в Варшаве заключается на пять лет. В других городах этот срок может отличаться. Если после окончания этого времени вы, например, станете зарабатывать больше определенного минимума, то вас обяжут платить за коммунальные услуги на общих основаниях. Но! Вы сможете по-прежнему жить в этой квартире, никто вас не выгонит», — подчеркивает Кристина.

Мать-героиня - о политэмиграции, ДЦП и социальном жилье: «Выжила в Беларуси, живу в Польше, помогаю людям»
Кристина Каграманян. Фото из личного архива героини.

Пачка документов и одна справка

Как уверена Кристина, беларусам стоит понять одно важное отличие: в Польше все по закону. Здесь никто не ворвется к тебе домой и не изобьет тебя, не отправит в СИЗО просто так – в отличие от Беларуси. И у тех, кто находится легально на территории страны, есть права. Но есть и бюрократические процедуры, которые просто нужно пройти – желательно, избежав ненужных ошибок. Это касается и возможности получения социального жилья, и не только. Речь и о других многочисленных мерах соцподдержки, которые позволяют немного упростить жизнь иммигранта. Но вернемся к вопросу жилья и всего, что с ним связано.

Помимо «кризиса бездомности», принципиального для внеочередного получении социального жилья, существуют еще несколько факторов. Среди них многодетность, инвалидность и беременность. Первые два, например, подходили семье Каграманян.

«С вопросом оформления инвалидности я столкнулась тоже на личном примере. У меня шесть сыновей. Старшему Бену будет в этом году 26 лет, Давиду – 18, Даниилу – 14, Авелю – 11, а близнецам Матфею и Марку — 23. У близнецов, как я уже говорила, при рождении был диагноз ДЦП, который у Матфея остается до сих пор и стал основанием для инвалидности в Беларуси. А в Польше пришлось этот статус получать по новой. Тут тоже не без нюансов, как говорится. И теперь личного опыта более чем достаточно. Куда стоит обращаться, а куда – нет. Как лучше пройти обследования у врачей, какие именно документы с беларусского стоит переводить на польский и так далее», — говорит Кристина.

Тем не менее в результате ей удалось оформить все необходимые для Матфея документы, а затем и добиться получения социальной квартиры для него.

При этом, по словам Кристины, в случае с инвалидностью важна еще и возможность оформления пенсии по инвалидности. Потому что в Польше наличие первого не предполагает второе. И на получение пособия от государства тоже надо потратить время и силы.

«Вы можете принести пачку документов, но комиссия не примет положительного решения. А достаточно какого-то конкретного документа – и вам удастся повернуть дело в свою пользу. Тут, конечно, ситуации индивидуальные, но есть определенные универсальные принципы, которые работают почти всегда. Кстати, мне в этом помогла полька, которая когда-то работала в такой комиссии – она-то и подсказала, что иногда, например, нужна справка от психолога. Это, кажется, такая мелочь – но она многое решает. А людям, по большому счету, посоветовать некому. И приходиться вслепую часто все делать», — говорит Кристина.

Только за несколько месяцев к ней обратились сотни беларусов. Ситуации у всех разные, но, в любом случае, совет человека, который столкнулся на личном опыте с далеко не простыми бюрократическими требованиями, юридическими нюансами и тем, как все это применяется на практике, часто оказывается полезен.

Отстаивать свои права

Сама Кристина — человек очень энергичный и даже во время нашего разговора ей приходилось отвечать на телефонные звонки. Она как раз с кем-то обсуждала предоставление очередной социальной квартиры для очередной беларусской семьи.

Собеседник, как мне показалось, явно нервничал – видимо, от большого количества бюрократических нюансов, с которыми пришлось столкнуться. Но Кристина терпеливо все объясняла, закончив разговор фразой: «Вот увидите, что скоро все решится».

«Если у вас есть права — за них нужно бороться. Неважно, в Беларуси вы находитесь или в другой стране. Это наши беларусы, которые оказались в сложной ситуации, должны осознать и не стесняться свои права отстаивать», — резюмирует Кристина Каграманян.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости


REFORM.news (ранее REFORM.by)


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: