Беларусская экономика «подвисла». Рецессия наступила, но масштабы падения еще не ясны

Главное
Фото: Martin Sanchez / Unsplash.com

Беларусская экономика «зависла» на краю. Она погружается в рецессию. Насколько глубоким будет падение, предсказать пока сложно. Дальнейшие сценарии развития зависят от ряда факторов, многие из которых остаются неопределенными. Население и бизнес ощущают кризисные явления, но пока продолжают испытывать определенный пессимизм. Экономисты BEROC представили результаты нового этапа «Мониторинг экономики Беларуси».

Население видит перспективы страны лучше, чем свои

Жители Беларуси признают, что экономика страны входит в кризисное состояние, при этом они оценивают ее перспективы лучше, чем свои собственные. Таковы результаты онлайн-опроса, проведенного в третьей декаде апреля среди городских жителей в возрасте 18-64 лет, которые сегодня представила академический директор BEROC Катерина Борнукова. По ее словам, некоторое затишье после шоков первых недель войны России против Украины, в том числе стабилизация обменных курсов, мало кого обманула.

«Более 60% респондентов согласны с утверждением, что экономика Беларуси сейчас в кризисе», — сказала она.

Большинство также ожидает негативного влияния санкций, отката в развитии. Лишь немногие считают, что курс доллара стабилизируется.

«Более 40% респондентов не согласны с этим утверждением, несмотря на достаточно оптимистичную картину на валютном рынке», — отметила Катерина Борнукова.

Беларусская экономика "подвисла". Рецессия наступила, но масштабы падения еще не ясны
Источник: BEROC

Респонденты отметили снижение своих доходов. Утвердительно на вопрос о снижении доходов ответили 52% участников вопроса. При этом, если очистить ответы от факторов роста цен и изменений обменных курсов, то снижение доходов ощущает уже 35%.

«Ситуация пока еще не такая критичная, как во время ковида, но она уже приближается к этому уровню. Видно, что по сравнению с декабрем, по сравнению с таким нормальным срезом, есть очень резкий рост тех, у кого снизился доход. В первую очередь он снижается у занятых в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, это люди без высшего образования, большой процент снижения среди самозанятых и предпринимателей и в частном секторе», — сказала Борнукова.

В основном снижение доходов связано с уменьшением заказов, выполняемых работ. Это отличается от ситуации начала пандемии, когда главным фактором были неоплачиваемые отпуска, потеря подработок.

Согласно данным опроса, среди тех, кто заявил о снижении дохода, выросла доля экономящих. К такой оптимизации больше склонны молодежь, жители малых городов и люди с низкими доходами. Также увеличились доли тех, кто начал экономить на досуге, стал покупать более дешевую одежду. По словам академического директора BEROC, около 20% от общего количества респондентов вынуждены экономить на еде.

Беларусская экономика "подвисла". Рецессия наступила, но масштабы падения еще не ясны
Источник: BEROC

Опрос также пока не показал серьезного ухудшения на рынке труда. Только 4,2% сказали, что они были уволены за последние две недели, но много слухов. 21,6% респондентов ответили, что работу потеряли их близкие или знакомые.

Индекс потребительской уверенности снизился в сравнении с декабрем. Он включает оценку потребителями состояния перспектив экономики в стране, а также состояния и перспектив своего домашнего хозяйства.

«Самое любопытное, что в апреле 2022 года в сравнении с декабрем 2021 года макрооценки серьезно не ухудшились. Более того, даже в оценках по поводу будущего экономики страны есть улучшение. Сам факт улучшения уже любопытен. Если мы спустимся на микроуровень, если мы посмотрим на материальное положение самой семьи, то тут видны четкие ухудшения», — сказала Катерина Борнукова.

Беларусская экономика "подвисла". Рецессия наступила, но масштабы падения еще не ясны
Источник: BEROC

55% респондентов отметили ухудшение материального положения своей семьи, 40% ожидают дальнейшего ухудшения, 44% считают текущее время плохим для крупных покупок. По словам Екатерины Борнуковой, обычно расхождения наблюдаются в обратную сторону: респонденты хуже оценивают состояние и перспективы экономики страны, чем своего домашнего хозяйства. Люди ожидают, что будут жить хуже, а в отношении страны такого пессимизма не испытывают.

Говоря о причинах такого расхождения, Борнукова отметила, что вряд ли можно увидеть в этом влияние пропаганды.

«Скорее это такое чувство облегчения, которое наступило после очень высокой тревожности в марте, когда действительно казалось, что все коллапсирует, курс летит в тартарары, определенные товары пропадают, а сейчас ситуация нормализовалась, и вроде как почему бы ей стать хуже», — сказала она.

Бизнес ощутил проблемы с логистикой и поставками

Бизнес пока еще меньше реагирует на кризисную ситуацию. Опрос проводился среди 300 малых и средних компаний.

Старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский отметил снижение индексов настроений бизнеса, однако оно не такое серьезное, как можно было бы ожидать.

Компании отмечают ухудшение экономического и финансового положения. Ожидания остаются негативными, также нет ощущения приближающейся катастрофы. Инфляционные ожидания бизнеса, согласно данным апрельского опроса, остаются высокими. Компании также отмечали рост сложностей с доступом к финансированию. Оценка рисков ухудшилась. Бизнес считает, что они выросли, но пока оценивает их ниже, чем в 2020 году.

Наиболее показательными можно считать изменения оценки барьеров для ведения бизнеса. Если в декабре на первых местах была более-менее традиционная пятерка, включающая макроэкономическую, финансовую неопределенность, низкий спрос, нехватку персонала, то в марте-апреле на первом месте осталась макроэкономическая нестабильность, а в лидеры вышли разрыв логистических цепочек, нехватка сырья, материалов и комплектующих, низкий спрос, разрыв производственных цепочек.

«Среди барьеров как раз появились именно те, которые характерны для нового периода и вообще не встречались сильно раньше», — отметил Лев Львовский.

Беларусская экономика "подвисла". Рецессия наступила, но масштабы падения еще не ясны
Источник: BEROC

Он не склонен однозначно интерпретировать результаты опроса. С одной стороны, предприятия, которые на протяжении своей истории постоянно сталкиваются с трудностями, переживаемыми беларусской экономикой, прошли естественный отбор и более спокойно относятся к ситуации. С другой, может влиять то, что ожидания сильных шоков не оправдалось.

«Они посмотрели на то, что война началась. Сначала ожидали какого-то сильного шока, сейчас они не наблюдают никакого сильного шока, ну или по крайней мере пока на складах есть какие-то запасы. Нам очень нравится выражение председателя Центробанка России Эльвиры Набиулиной, что пока все спокойно, но через пару месяцев начнется структурная трансформация экономики. Возможно, пока она не началась, все выглядит относительно стабильно, люди решили выдохнуть, что никакого шока не будет», — сказал Лев Львовский.

Распределенный удар по национальной экономике

Беларуси грозят серьезные внешние шоки, связанные с усилением санкций и сокращением экономики основных партнеров на фоне войны России против Украины. Старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук сравнивает ситуацию с человеком, который столкнулся сразу с несколькими болезнями.

«Мы получаем удар, одновременный распределенный, по различным механизмам и взаимосвязям национальной экономики. Это такой распределенный с точки зрения пространства, но единомоментный для времени удар. Если у человека есть какая-то одна болезнь, достаточно просто и понятно, как его лечить. Если у человека одновременно у человека получается мигрень, аппендицит, гангрена, онкология, картина выглядит принципиально по-иному, и вот эти проблемы начинают взаимодействовать друг с другом», — сказал экономики.

По его словам, беларусская экономика сталкивается с шоком спроса и предложения. Особенно важным он считает наличие шока предложения, который предполагает снижение производственной активности. Это в состоянии привести к большому проседанию ВВП, которое сопровождается с ростом цен. Примеров таких кризисов в мировой истории немного. Крук упомянул нефтяной кризис середины семидесятых годов, а также ковидную рецессию. Именно поэтому она привела к наиболее серьезным последствиям за послевоенную историю.

Такого сочетания негативных шоков и их масштаба в истории беларусской экономики пока не было. При этом инструментарий правительства выглядит ограниченным. Однако результаты первого квартала демонстрируют, что падение ВВП не выглядит масштабным, сжатие экономики остается достаточно умеренным. Исключение составляет инфляция, которая демонстрирует рекордные значения с 2011 года.

Причины такой ситуации Дмитрий Крук видит в инерции «внешнеторгового чуда». Хотя объемы экспорта и сокращаются, цены остаются высокими, и соотношение экспортных и импортных цен продолжает быть благоприятным для беларусской экономики. Дополнительным фактором выступает наличие «подушки безопасности» у правительства и предприятий. Также поддержку оказывает рост реальных зарплат.

Беларусская экономика "подвисла". Рецессия наступила, но масштабы падения еще не ясны
Источник: BEROC

Вместе с тем экономика уже находится в состоянии рецессии. Квартальные темпы ВВП являются отрицательными уже третий квартал подряд. В январе-марте ВВП Беларуси сократился на 0,4%.

«Погружение в рецессию началось», — считает Дмитрий Крук.

По его мнению, это ключевое объяснение, почему кризис ощущает достаточно малый процент респондентов. Динамика макроэкономических показателей теперь напоминает то, что происходило в начале ковидной рецессии, но есть и отличия.

«В ковидную рецессию основной минус был связан с внутренним спросом, а потом экономику вытянуло увеличение чистого экспорта. Сейчас чистый внешний экспорт пошел вниз. Пока экономика поддерживается на плаву внутренним спросом», — отметил экономист.

Внутренний спрос в первом квартале вырос за счет потребительского поведения, в том числе обусловленного традиционной реакцией на скачки обменного курса и повышение цен. Экономист считает, что предпосылок для дальнейшего сохранения положительной динамики потребительского спроса мало.

Столкнувшись с внешними шоками, правительство и бизнес начали адаптироваться к ним и пытались локализовать их, в том числе за счет перестройки логистики и производственных цепочек. По мнению Дмитрия Крука, эти меры оказались отчасти успешными, что и позволило ограничить масштаб этих шоков. Дополнительным фактором выступает отсутствие понимания, насколько продолжительными они будут.

«В целом ситуацию первого квартала я бы охарактеризовал как такое «зависание» в ожидании большего понимания, чем грозят эти шоки, и выработки отношения к ним», — сказал он.

При этом явно наметился вектор к сокращению экономики. Дмитрий Крук выделяет пять возможных сценариев развития ситуации.

Первый предполагает спад экономики в пределах около 5% с последующим восстановлением. Он возможен только в случае снятия санкций.

Второй сценарий предусматривает сокращение ВВП на 10-12%, локальные ценовые и финансовые кризисы, а затем стагнацию. Экономика будет находиться на этом «дне» продолжительное время.

Третий сценарий включает действия правительства, направленные на сдерживание экономического падения. Он предполагает сокращение ВВП на 4-5% в год. При этом высока вероятность срыва в инфляционно-девальвационную спираль.

Четвертый сценарий — финансовый кризис, что может напоминать ситуацию 2011 года.

Пятый сценарий экономист назвал «камнем на дно»: падение выпуска на 20%, высокие темпы инфляции, полномасштабный финансовый кризис.

Беларусская экономика "подвисла". Рецессия наступила, но масштабы падения еще не ясны
Источник: BEROC

При этом Дмитрий Крук отметил, что даже самое большое падение ВВП означает его сокращение до уровня 2007-2008 годов.

«Самый плохой сценарий «камнем на дно» — это отнюдь не возврат в девяностые. Это примерно возврат к доходу на стыке 2007-2008 годов», — сказал он.

По его мнению, «базового сценария пока не выработалось, экономика пока подвисла в этапе оценки первичных последствий». Реализация того или иного сценария зависит от следующих факторов:

  • степень и быстрота адаптации к санкциям, в первую очередь поставок калия и нефтепродуктов;
  • санкционный фон в отношении Беларуси;
  • масштаб и интенсивность шока предложения, которые зависят от восприятия бизнеса и домохозяйств. Сейчас он сдерживается фильтром восприятия (см. опросы выше);
  • масштаб и длительность спада России;
  • здоровье мировой экономики;
  • уровень долговой устойчивости госпредприятий и качество активов банков;
  • экономическая политика властей (принятый план правительства больше похож на декларацию о намерениях);
  • реализация договоренностей с Россией, включая доступ к рынку и поставки ресурсов;
  • восприятие ситуации внутри страны: потребительская и деловая уверенность.

Напомним, Всемирный банк прогнозирует сокращение беларусского ВВП в этом году на 6,5%, МВФ — на 6,4%, указом о прогнозе социально-экономического развития Беларуси предусмотрен его рост на 2,9%.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: