2004: Референдум на фоне Беслана

Общество
Вскрытие урн в присутствии наблюдателей от ОБСЕ из России и Германии во время республиканского референдума 17.10 2004 г. Фото: БелТА

Reform.by продолжает публиковать серию лонгридов о референдумах, которые состоялись в новейшей истории Беларуси. Сегодня, в день, когда проходит основной день голосования на референдуме по изменению Конституции, мы расскажем о плебисците 2004 года, где были сняты ограничения по срокам для президента. На наш взгляд, важно напомнить, как аналогичные мероприятия проходили раньше и к чему привели. Читайте также про референдумы 1991, 1995 и 1996 годов.

После референдума 1996 года Александр Лукашенко, пользуясь уже ничем не ограниченной властью, прожил без выборов аж до 2001 года. Каким образом? Просто заявил, что раз в 1996 году изменилась Конституция, то его президентский срок нужно начинать отсчитывать не с 1994, а с 1996 года.

Вопреки решению Конституционного cуда о консультативном статусе референдума-1996, в Конституцию были внесены изменения. Вместо Верховного Совета был создан двухпалатный парламент: Палата представителей, состоящая из 110 депутатов, и Совет Республики из 69 сенаторов.

Хотя формально заявлялось, что в стране продолжает действовать Конституция 1994 года с изменениями и дополнениями, но система власти в стране полностью изменилась. Лукашенко получил право распускать парламент, в то время как процедура импичмента президенту радикально усложнилась.

Лукашенко получил полномочия назначать референдумы, очередные и внеочередные выборы в парламент и местные советы, распускать палаты парламента в случаях, предусмотренных Конституцией. Он единолично теперь определял структуру правительства и мог по своему желанию увольнять министров по одному или все правительство целиком.

Он дал себе право назначать и снимать генерального прокурора, главу и членов правления Нацбанка, половину состава и председателя Центральной избирательной комиссии, главу и судей Конституционного суда, весь состав и председателей Верховного, и Высшего хозяйственного судов.

Декреты и указы Лукашенко, если иное не предусмотрено Конституцией Республики Беларусь, имели теперь верховенство над актами иных государственных органов и должностных лиц.

Выборы-2001

На выборах 2001 года соперником Лукашенко был представитель Федерации профсоюзов Владимир Гончарик, вокруг которого объединились основные оппозиционные силы. Однако Лукашенко, как и в 1996 году, сохранил власть, пользуясь проверенным сочетанием средств: насилием, фальсификациями и пропагандой. Гончарик не был готов противопоставить силу силе. И поэтому был обречен на поражение.

2004: Референдум на фоне Беслана

Напомним, по закону право назначать главу ЦИК имел только Верховный Совет. Утвержденная на эту должность президентом в 1996 году Лидия Ермошина объявила о 30% избирателей, принявших участие в досрочном голосовании. Наблюдателям, по данным правозащитников, не предоставили возможности следить за подсчетом голосов.

За участие в избирательной кампании или в наблюдении за выборами людей увольняли с работы и исключали из ВУЗов. В офисах противников Лукашенко прошли десятки обысков, конфискаций оргтехники, печатной продукции, задержаний. Эти факты зафиксированы в отчете Бюро по демократическим институтам и правам человека о выборах 2001 года.

Однако даже написанная «под Лукашенко» новая редакция Конституции предусматривала ограничение в два последовательных президентских срока. И это означало, что в 2006 году Лукашенко уже не имел права выдвигать свою кандидатуру на выборах.
Правила игры снова пришлось переписывать.

Не до законов. Часть третья

Впервые о своих планах пойти на третий срок Лукашенко публично заявил в июле 2004 года на пресс-конференции.

«Третий срок у Лукашенко будет только по Конституции, и только тогда, когда народ так решит. Я не буду продавливать никаких сроков. Если мне народ разрешит участвовать в 2006 году в президентских выборах, то я буду участвовать точно так, как в предыдущих выборах, наравне с другими кандидатами», – заявил он.

Конкретные сроки, когда народ должен будет «разрешить», не назывались. В итоге узнать мнение граждан Беларуси по этому вопросу решили на референдуме.

Как отмечали юристы, такой референдум вообще нельзя было проводить. Ведь статья 112 Избирательного кодекса «Вопросы, выносимые на референдум» гласила:

«На республиканский референдум не могут выноситься вопросы, связанные с избранием и освобождением Президента Республики Беларусь, назначением (избранием, освобождением) должностных лиц, назначением (избрание, освобождение) которых относится к компетенции Президента Республики Беларусь и палат Национального собрания Республики Беларусь».

Но законы в новейшей беларусской истории обходились или нарушались уже не раз. Достаточно вспомнить предыдущие плебисциты.

В 2004 году продолжались ставшие уже обыденными для страны меры преследования несогласных.

«Чем ближе было время объявления референдума, тем больше преследовались не только организационные структуры гражданского общества, но и их рядовые активисты. Административные аресты, запугивание и шантаж по месту работы или учебы, вызовы на допросы и «разговоры» в прокуратуре и КДБ, нормой становилось уголовное преследование. Арестом Михаила Маринича был дан сигнал для номенклатурной оппозиции: «Так будет с каждым». Накануне объявления референдума лидеров движения предпринимателей Валерия Левоневского и Александра Васильева осудили на два года лишения свободы за оскорбление президента. Так режим отомстил предпринимательскому движению за тот авторитет и организационную силу, которые у него были в последние годы», — писал в книге «Новейшая история беларусского парламентаризма» Алесь Зелимханов.

Похолодание с Востока

К тому времени у Лукашенко начались проблемы с Россией. Москва помогла ему сохранить власть в 1996 году, защищала на международной арене. Однако с приходом к власти в Кремле Владимира Путина стала требовать от официального Минска все больше и больше.

«Взаимовыгодные» соглашения Лукашенко с РФ оказались построенными на песке — Кремль имел возможность ужесточать условия и требования. А Беларусь была вынуждена платить все больше и больше, получая все меньше и меньше.

Зимой 2004 года дошло до первой «газовой войны». Минск не соглашался с новыми ценами на газ. А Россия перекрывала поставки в Беларусь. МИД Беларуси даже ссылался на Будапештский меморандум — тот самый, по которому Беларусь и Украина отдали свое ядерное оружие в обмен на гарантии безопасности и невмешательства.

«В меморандуме говорится о гарантиях безопасности в связи с присоединением Республики Беларусь к договору о нераспространении ядерного оружия. Россия взяла на себя обязательства воздерживаться от экономического принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим интересам осуществление Беларусью прав, присущих ее суверенитету, и таким образом обеспечить себе преимущества любого рода», — сообщал пресс-секретарь беларусского МИД Андрей Савиных.

Российская сторона в долгу не оставалась: «Вызывающие заявления, сделанные президентом А. Г. Лукашенко 19 февраля, свидетельствуют о том, что он, пренебрегая интересами беларусского народа, берет курс на обострение отношений с Россией… Спровоцировав кризис вокруг поставок российского газа, А. Г. Лукашенко таким образом пытается отвести от себя критику и переложить ответственность за свои ошибки на Россию».

«Нельзя исключить, что Владимир Путин использует свой второй срок для того, чтобы решить «проблему Лукашенко». Фраза из заявления МИД – «Россия всегда будет вместе с беларусским народом, с которым у нас общее прошлое, настоящее и будущее» — ничего хорошего беларусскому президенту не сулит», — писал в начале 2004 года главный редактор московского бюро Русской службы Би-би-си Константин Эггерт.

«Удачный» случай

В этих условиях Лукашенко нужно было действовать осторожно и при этом — неожиданно и для своих внутренних противников, и для Москвы.

«На самом деле он уже давно вознамерился выйти на референдум и лишь ждал удобного случая. Ему нужно было как-то нейтрализовать Путина или поймать момент, чтобы тот отвлекся, чтобы ему было не до референдума, не до Беларуси, не до Лукашенко», – писал Александр Федута в своей книге «Лукашенко. Политическая биография».

Таким фактором отвлечения стала война на Кавказе. Первую войну в Чечне РФ проиграла в 1996 году. Однако в 1999 война вспыхнула вновь. И еще продолжала полыхать.

1 сентября 2004 года случилась трагедия – исламские террористы захватили школу в городе Беслан. И два с половиной дня удерживали в заминированном здании более 1100 заложников – в основном детей, их родителей и работников школы.

2004: Референдум на фоне Беслана
Фото Владимира Веленгурина, «Комсомольская правда»

Без преувеличения можно сказать, что за развернувшейся драмой следил весь мир. На третий день состоялся штурм школы, погибли 314 заложников, в том числе 186 детей. Россия, страны СНГ, вся Европа были в шоке и в трауре.

Трагедией воспользовались и Путин, и Лукашенко. Путин для «укрепления государственных структур и повышения доверия к власти» 13 сентября отменил выборы глав субъектов РФ.

Лукашенко же пошел в атаку раньше — еще 7 сентября.

«В Минске собирали людей, в основном молодежь, и свозили их автобусами на главную площадь страны — Октябрьскую, в трех минутах ходьбы от резиденции президента. Многие думали, что идут на траурный митинг.

Предполагалось, что на большом рекламном экране над площадью будет транслироваться обращение главы государства к гражданам Беларуси. Кроме привезенных, народу набралось немного: минчане вообще неохотно реагируют на мероприятия, исходящие от власти, если, конечно, это не праздничное гуляние или торговая ярмарка. На экране появилось усталое, бледное (грим не скрывал этого) лицо Александра Лукашенко. Он заговорил…» — пишет Александр Федута.

«В соответствии с действующей Конституцией»?

Референдум были назначен на 17 октября и был совмещен с парламентскими выборами – на обсуждение и агитацию отводилось меньше полутора месяцев.

Лукашенко в своем обращении к народу заявил, что без него все пойдет прахом: «Без повседневного и самого энергичного напора со стороны президента, всего руководства нашего государства вся эта работа заглохнет».

2004: Референдум на фоне Беслана
Фото: БелТА

Естественно, без него будут «распроданы земля и фабрики». Кроме того, в Беларуси он один собственноручно сражается с терроризмом:

«Согласитесь, мы бы не хотели, чтобы эта чистота и созданная нами красота попала в руки безответственного, случайного политика. Вот почему я ставлю перед вами на референдуме именно такой вопрос. И еще. Новый век принес новые угрозы, самая страшная из которых — терроризм. Гибнут, становятся калеками ни в чем неповинные люди, женщины, дети. Как собственное горе воспринял наш народ то, что произошло в России… И на референдуме Вы будете голосовать за безопасность страны, за жизнь и здоровье своих детей и внуков».

Вопрос, вынесенный на референдум, звучал так:

«Разрешаете ли Вы первому Президенту Республики Беларусь Александру Григорьевичу Лукашенко участвовать в качестве кандидата в Президенты Республики Беларусь в выборах Президента и принимаете ли часть первую статьи 81 Конституции Республики Беларусь в следующей редакции:

«Президент избирается на пять лет непосредственно народом Республики Беларусь на основе всеобщего, свободного, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании?».

2004: Референдум на фоне Беслана

Таким образом, вопрос уже был незаконен, поскольку противоречил 112 статье Избирательного кодекса.

«Для независимых юристов было очевидно, что референдум противоречил общим принципам конституционного права (в том числе народовластию, демократизму, равенству граждан, разделению властей, верховенству закона, приоритету общепризнанных принципов и норм международного права), а также нормам избирательного законодательства», – писал экс-судья Конституционного суда Михаил Пастухов.

Кроме того, избирателям предлагалось не только менять конституцию, но и заняться личными делами Лукашенко.

«Вопросы о личной судьбе отдельных лиц, в том числе может ли кто-то быть пожизненным президентом, не должны быть предметом референдума. Это и нескромно. К тому же речь идет о создании преимуществ одних граждан перед другими, которые тоже хотели бы побывать при своей жизни президентами, хотя бы один срок. С учетом указанных аргументов можно сделать вывод, что референдум 2004 года был неконституционным и незаконным. Значит, его итоги следует признать юридически ничтожными, а норму о двух президентских сроках – по-прежнему действующей», — считает юрист.

Стопки с бюллетенями

Официальные результаты аврально проведенного «всенародного голосования» были объявлены — 87,97% участвовавших в референдуме поддержали предложение и разрешили Лукашенко снова выдвигать свою кандидатуру на выборах. В результате референдума Александр Лукашенко получил возможность участвовать в президентских выборах неограниченное число раз.

2004: Референдум на фоне Беслана
Байкеры – за выборы и референдум, 17.10.2004 г. Фото: БелТА

Несмотря на акции устрашения, в газеты попало множество свидетельств типа:

«Сначала мы видели почти равные стопки «за» и «против», разложенные нашими руками, и вдруг — 90% «за»!

«Председатель комиссии достала откуда-то бланки голосования на референдуме (на глаз 200-300 штук) и положила их вместе с бланками, которые подсчитывались… На вопросы отвечать отказалась».

«Во время подсчета голосов стопки с бюллетенями «против» всовывались в середину стопки «за». Наблюдатели это видели, но ничего не имели права сделать».

ЦИК, возглавляемый Лидией Ермошиной, как обычно, отказался удовлетворять любые жалобы.

Большинство «за»?

Проверить официальные результаты возможности, конечно же, не было.

Однако в ноябре 2004 года Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) провел очередной национальный опрос общественного мнения. По результатам опроса, за изменение Конституции проголосовали 49% опрошенных. 29,2% высказались против. 9,5% не принимали участия в голосовании. Этот результат, отмечали социологи, на 30,42% меньше результата, объявленного ЦИК.

2004: Референдум на фоне Беслана
Пресс-конференция председателя Центризбиркома Лидии Ермошиной во время парламентских выборов и республиканского референдума 17.10.2004 г. Фото: БелТА

Небезынтересным были и усредненные образы сторонника и противника предложения Лукашенко, сделанные на основе анализа ответов респондентов. Первый – это женщина-пенсионерка с начальным или неполным средним образованием или пожилая неквалифицированная работница государственного предприятия, проживающие на селе в восточных регионах страны (прежде всего в Гомельской области). Второй – это молодой работник негосударственного сектора с высшим образованием или студент, проживающие в Минске или больших городах (прежде всего в Брестской области).

18 октября около 5000 человек вышли на Октябрьскую площадь Минска, протестуя против итогов референдума. Акция закончилась арестами и штрафами. Гораздо более жестко власти расправились с акцией протеста 19 октября.

«Все альтернативные силы были значительно ослаблены, выдавлены из всех представительных органов, организационно разрушены», — комментировал ситуацию директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич.

По его мнению, Лукашенко не способен доверять, делиться властью, назначить преемника и руководить им из тени.

«Лукашенко не имеет необходимого политического опыта, никогда не был партийным функционером, не смог до сих пор создать партию власти. Никому лично не доверял, осуществлял непосредственный личный контроль над всеми основными рычагами власти и не видел механизмом сохранить влияние после делегирования даже части полномочий», — добавляет Казакевич.

«Выборов больше не будет. Морали в политике не будет. Надежд на Россию не будет. Все это было понятно с 1996 года. Не всем, к сожалению… Теперь власть будет держаться на дубинках «омон-макутов», – писала в редакционной статье «Наша Нива» 22 октября 2004 года.

Что ж, в 2004 году многим стало понятно, что Лукашенко вполне может стать «вечным президентом» Беларуси. Ведь никаких конституционных ограничений против этого в стране больше не было.

Сага о референдумах

Любой из референдумов, которые проходили в Беларуси при Лукашенко — и в 1995 году, и в 1996 году, и в 2004 году, по мнению многих юристов, может быть поставлен под сомнение из-за нарушений законодательства.

Сомнительным был и референдум 1991 года, когда никто точно не мог сказать, что имеется в виду под ответом «за» или «против».

Очевидно, что при проведении всех этих референдумов не были обеспечены равные возможности для обсуждения и агитации. При этом референдум 1991 года не имел обязательной юридической силы. А в Беларуси он вообще был назначен незаконно.

Возможно, когда-нибудь независимый суд даже признает их результаты юридически ничтожными. Но это будет возможно только в свободной Беларуси.

***

Другие материалы проекта «Плебисцит»:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: