Крутой, Рыженков, Петкевич: рулевые сложного политического маневра?

Главное
Наталья Петкевич. Фото: БелТА

Сегодня у Александра Лукашенко был ответственный кадровый день. Назначен новый глава его Администрации, чье место оставалось вакантным аж с марта этого года. Лишился должности министр иностранных дел Сергей Алейник. Абсолютно новых лиц среди назначенцев нет, однако из политического небытия спустя десять лет в Администрацию неожиданно вернулась Наталья Петкевич. О чем говорят эти перестановки, и как они могут быть связаны с желанием Лукашенко добиться легитимности в глазах Запада после лета 2025 года?

Пожалуй, меньше всего вопросов вызывает назначение Александра Рогожника послом в Российской Федерации. Здесь замысел понятен — Рогожник занимал в правительстве должность министра промышленности. А поскольку основной акцент делается сегодня режимом на промышленной кооперации с РФ, от вновь назначенного посла ждут если не усиления позиций после достижений предыдущего посла Дмитрия Крутого, то хотя бы удержания темпов на прежнем уровне. Рогожник как никто другой знаком с беларусской промышленностью, с ее возможностями и запросами россиян. Так что в этом случае можно говорить о назначении на пост технократа, который глубоко погружен в тему. Главное — экономика, а что касается политического взаимодействия, то эти вопросы с Владимиром Путиным Лукашенко привык решать напрямую.

Свято место

А вот дальше интереснее. Бывший уже посол Беларуси в РФ  Дмитрий Крутой назначен на пост главы Администрации Лукашенко. Должность эта пустовала с марта месяца, с тех пор, как предыдущий руководитель ведомства Игорь Сергеенко был отправлен в Палату представителей Национального собрания и стал ее спикером. Тогда же первый замглавы Администрации Максим Рыженков анонсировал назначение нового руководителя ведомства в ближайшей перспективе. Некоторые наблюдатели и вовсе прочили на эту должность самого Рыженкова, который проработал заместителем главы Администрации без малого восемь лет. Однако перспектива затянулась.

По всей видимости, Лукашенко очень тщательно подошел к выбору кандидата на эту должность. И это объяснимо – режим вступил в новый электоральный цикл: не позже 20 июля 2025 года в Беларуси должны пройти президентские выборы. Очевидно, что в этот период Администрацию должен возглавлять надежный, проверенный и исполнительный человек, в чьих компетенциях и верности Лукашенко бы не сомневался. В итоге он решился на рокировку, которой в иных условиях, возможно, постарался бы избежать. А именно — вернуть в Минск посла в РФ Дмитрия Крутого, при котором взаимоотношения с РФ перешли на качественно новый уровень.

Допустим, накануне выборов Лукашенко хотел бы укрепить систему, мотор которой – его Администрация. Однако, возможно, у этих кадровых решений, кроме «усилить и углубить», есть и иная подоплека. И новые назначения связаны не только со сменой поколений, как пояснил их суть Лукашенко. Не исключено, что Крутому предстоит стать у руля сложного и ответственного политического маневра. В пользу этой версии говорят и два других назначения — Максима Рыженкова на пост главы МИД и возвращение в большую политику Натальи Петкевич.

Администрация плюс МИД

Администрация Лукашенко —  структура в первую очередь политическая. В связи с этим показательным выглядит одновременное назначение ее главы, заместителя и нового министра иностранных дел.

Одна из глобальных задач, стоящих перед режимом — легитимизация на Западе. Слишком долго режим находится в политической изоляции, что привело к чрезмерной зависимости от России. Вряд ли это устраивает Лукашенко. И предстоящие выборы — шанс попытаться изменить ситуацию, добившись от Запада признания.

Обратим внимание на биографию вновь назначенного министра иностранных дел Максима Рыженкова. Это кадровый дипломат, много лет проработавший на западном направлении беларусской внешней политики. В двухтысячных годах он был начальником отдела ОБСЕ и Совета Европы, затем — начальником управления Америки МИД Беларуси. После занимал должность начальника управления внешней политики Администрации Лукашенко. То есть опыт взаимодействия с западными демократиями у Рыженкова есть. Почему бы не попытаться задействовать его для нормализации отношений?

Это назначение объясняет и отставку Сергея Алейника. И дело тут может оказаться вовсе не в том, что у теперь уже бывшего министра, как считает Павел Латушко, не сложились отношения с российскими партнерами. И не в состоянии его здоровья. А в том, что на Западе Алейник стал восприниматься как несамостоятельная и зависимая от РФ фигура. У Рыженкова такого бэкграунда пока нет. И он вполне способен выглядеть в глазах западных переговорщиков альтернативой Алейнику и продолжателем прежней умеренной линии ушедшего из жизни руководителя МИД Владимира Макея.

Кроме вожделенной легитимизации, диалог с Западом может приблизить Лукашенко к еще одной заветной цели — участию в переговорах по разрешению российско-украинского кризиса и послевоенной системе безопасности в регионе. Решать эти непростые задачи и придется Максиму Рыженкову.

Лекарство от давления

И тут самое время вернуться к фигуре нового главы Администрации. Дмитрий Крутой за время работы в РФ обзавелся связями, а, главное, пониманием того, как действуют механизмы принятия решений. Это очень важный аспект в гипотезе, которую мы сейчас рассматриваем. Потому как дрейф официального Минска за Запад восторга в Кремле, понятное дело, не вызовет. Но у Путина тоже в некоторой степени связаны руки – у него и без того хватает фронтов, на которых он ведет войну в прямом и в переносном смыслах. На еще один, беларусский, силенок может уже не хватить. Понимание этого, в совокупности с приближающимися выборами, и могло стать факторами, повлиявшими на то, что Лукашенко принял решение – можно попытаться отгрести от России.

Но давление со стороны Москвы неизбежно. И в этой схеме задача Крутого – по возможности нивелировать его, минимизировать последствия. Как раз понимание того, как в России все устроено, дает основания предполагать, что с этой задачей Крутой способен справиться. Так что не случайно Лукашенко сделал акцент на том, что новый глава Администрации остается ответственным и за российское направление. Но не для того, чтобы дублировать посла, ответственного за экономические связи. Крутому предстоит заниматься совсем иными проблемами, теми, что возникнут в перспективе. Он, если хотите, препарат, функция которого — снизить неизбежно возросшее в результате внешнеполитических маневров режима давление в системе беларусско-российских отношений.

Впрочем, давить будут не только из Москвы, но и изнутри. Ведь далеко не все силы и внутри страны окажутся довольны диалогом с Западом.

«Железная леди»

И тут мы добрались до последней участницы назначенного сегодня трио: к возвращению в большую политику много лет остававшегося в забвении ветерана — Натальи Петкевич. В начале века она была сначала пресс-секретарем, затем – заместителем и первым заместителем главы Администрации Лукашенко. После занимала должность его помощника. А в 2014 году ушла в тень. И вот спустя десять лет Петкевич возвращается. Кому и для чего могла понадобиться ее политическая реинкарнация?

Для тех, кто успел позабыть — во время своей деятельности на этих постах Петкевич имела репутацию «железной леди». Жесткой, волевой и бескомпромиссной. Способной противостоять давлению оппонентов и окружения. Не исключено, что эти ее качества вновь потребовались Лукашенко. Потребовались для того, чтобы противостоять внутренней оппозиции в своем лагере. Тем, для кого диалог с Западом — перспектива пренеприятнейшая. В первую очередь — силовикам, для которых нормализация в стране чревата потерей влияния.

Воевать с ней и противостоять проводимой новой Администрацией политике окажется совсем не просто. Держать удар Петкевич умеет. И вполне способна нивелировать внутреннее противодействие так же, как, по ожиданиям, Дмитрий Крутой справится с внешним. Обломать об нее зубы способен любой, самый, казалось бы, влиятельный на данный момент сторонник партии «ястребов».

У каждого из трио вновь назначенных — свои функции, но все они объединены общим планом. И за оставшийся до финала избирательной кампании год им предстоит выполнить очень большой объем работы. Хотя и не факт, что это приведет к желаемому результату. Но с большой долей вероятности попытка будет предпринята.

Если гипотеза верна, и режим действительно планирует хотя бы частично нормализовать отношения с Западом до своей избирательной кампании, то в некой перспективе от него можно ожидать конкретных шагов. Например, уменьшения, а то и прекращения миграционного давления на границы ЕС. Снижения градуса репрессий в стране. Возможно — освобождения части политзаключенных. Ведь иначе добиться диалога и оттепели нереально.

Подпишитесь на наш телеграм-канал «Reform.news : Лонгриды»

***

Мнения и оценки автора могут не совпадать с мнением редакции Reform.news

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

REFORM.news (ранее REFORM.by)

Последние новости




Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: