«Пока мы несли х#ню, они в Украине учились»: экс-офицер-московит о проблемах армии РФ

Армия
Иллюстрация: работа Владимира Цеслера "Москва".

«Мы сейчас все с вами хапаем полными горстями го#но, которое стало возможным благодаря череде системных ошибок», — говорит в своих видео Александр Арутюнов, офицер армии РФ в запасе, сейчас популярный околовоенный блогер.

Арутюнов командовал разведывательными подразделениями в армии московитов, участвовал в войне в Чечне, потом служил в ОМОНе в своем родном городе и вышел на пенсию в 2010-х годах. Оставаясь фанатом военного дела, он стал популярным блогером — пишет и снимает обзоры военного и туристического снаряжения, оружия, обуви и одежды.

"Пока мы несли х#ню, они в Украине учились": экс-офицер-московит о проблемах армии РФ
Александр Арутюнов. Фото со страницы в ВК.

Бывший силовик — отнюдь не оппозиционер и сознательно не критикует сам факт начала российского вторжения, наоборот, считает нужным поддерживать российскую армию, закупая экипировку и медицинское оснащение для солдат. Однако при этом он, имея непосредственный контакт с рядом специальных подразделений Минобороны РФ и Росгвардии, подвергает, не называя имен, довольно жесткой критике форму, снаряжение и уровень подготовки войск РФ.

Поэтому мы нашли его мнение интересным и полезным для нашей аудитории. Его рассуждения и выводы в полной мере относятся и к беларусской армии при Лукашенко, где ситуация должна быть заметно хуже хотя бы потому, что бюджет российской армии значительно больше.

Дырявая броня и дефицит

Солдатам и офицерам РФ не хватает важных элементов снаряжения, часто они сами перед отправкой в Украину вынуждены покупать себе более-менее адекватную экипировку в коммерческих магазинах, рассказывает Арутюнов. Это вызвало рост цен и острый дефицит.

«Сегодня вопрос стоит не только в цене, а вообще в возможности купить. Есть люди, которые готовы платить деньги, но не за что платить. Люди говорят: «Сань, где купить быстро 100 комплетных бронежилетов?». Я говорю — нигде. Бронежилет с полным «фаршем» стоит около 100 000 рублей. 100 бронежилетов это будет 10 миллионов, вы предлагаете производителю 12, а он говорит — нету. 12 или 15 миллионов — нету. Настало время, когда деньги решают многое, но не все», — рассказывает он.

"Пока мы несли х#ню, они в Украине учились": экс-офицер-московит о проблемах армии РФ
Жгут Эсмарха, накрученный на приклад автомата (так делать нельзя!). Фото gunsforum.com

Дефицит также касается современного индивидуального медицинского оснащения солдата.

«Стало дорого, но необходимо (покупать новые средства для быстрой остановки кровотечения), потому что жгут Эсмарха не справляется со своими обязанностями, особенно в руках слабообученного бойца. Нашли как-то деньги с помощью друзей и друзей друзей, побежали в магазины, а там ничего нет, потому что все раскупили. Сначала было не надо, потом стало дорого, потом ничего нет», — говорит экс-офицер.

Нехватка штатных элементов снаряжения на армейских складах связана также с многолетним воровством.

«Смысл в чем? Комплект из 2 бронеплит никогда не стоил 10 000 рублей. Никогда, бл#д! Просто прапорщик, сп#див его со склада и продав его на (онлайн-рынке) «Авито», мог заработать 10-ку на ровном месте без вложений. Бизнес в принципе норм. Сегодня эти прапорщики все, кто остался жив, больше не имеют для вас плит, потому что они кончились. И тем, кто приходит на краткосрочные контракты, оказываются без штанов или в лучшем случае получают 6Б23 (тип бронежилета) со стальной плитой», — отмечает Арутюнов.

"Пока мы несли х#ню, они в Украине учились": экс-офицер-московит о проблемах армии РФ
Фото бронеплит.

По его словам, стальные плиты для бронежилетов значительно уступают современным — керамическим, что отражается на потерях.

«Любой дурак, кто мне скажет, что стальная плита не хуже керамики — отошлю к опыту 26-го отряда (спецназа внутренних войск РФ), один человек из которого попал вместе с «Уралом» под удар чего-то тяжелого. Не помню, сколько человек было в «Урале». Все были в штатной броне внутренних войск с металлическими плитами, а у спецназовца была керамическая плита. Вот он из всего «Урала» выжил один. Вся броня была в труху, но керамика удержала все, и шлем керамический. А тех, кто был в металлической защите, той защитой и сломало, потому что она не так гасит удар», — говорит бывший офицер.

Кроме того, российским активистам приходится покупать солдатам и обувь, и одежду, и прицелы, и квадрокоптеры.

«Сегодня всем нужно все», — заявляет блогер.

Штатные военные приборы, которые никогда официально не продавались государством населению, как и бронеплиты, также оказались в дефиците. Это касается, например, такого наблюдательного прибора, как труба разведчика ТР-8, позволяющая солдату следить за обстановкой, не поднимаясь из окопа. Попасть на онлайн-рынки они могли только в результате армейского воровства, а такие приборы сейчас иногда приходится покупать именно на гражданском рынке, говорит Арутюнов.

Военно-полевая медицина — украинская лучше

Арутюнов сам занимается волонтерством, помогая своим знакомым, которые служат в армии и Росгвардии. По его словам, он постоянно поддерживает контакт с людьми, участвующими в войне. Наиболее активно он критикует положение с военно-медицинской подготовкой российской армии.

Военно-медицинское оснащение и подготовка каждого военнослужащего оказались на большой современной войне куда важнее, чем умение солдата точно стрелять из автомата, говорит Арутюнов.

«В отличие от предельно тактических брюк, аптечный подсумок и его содержимое используются далеко не каждый день, и более того – каждый из нас в глубине души лелеял мыслишку, что он и вовсе никогда не понадобится. Поэтому то, что на войну отправились бойцы с одним жгутом Эсмарха и одним ППИ (перевязочный пакет индивидуальный) не удивительно, а наоборот – закономерно. Про эшелонирование и запасы средств медицинского обеспечения и вовсе молчу. «Вдруг что?!» и «А если?!» начались сразу и повсеместно, поэтому прозрение наступило мгновенно, а утопающие принялись спасать сами себя», — рассказывает блогер.


Ролик о разнице в скорости и эффективности между жгутом Эсмарха и современным турникетом

Причем проблема с медицинским оснащением солдат в том, что армия РФ по штату даже не предусматривает обеспечение солдат современными медсредствами самопомощи и взаимопомощи.

«Первое, что вам самим нужно купить за деньги — это нормальное медицинское снаряжение… Нормальной медицины нет. И «родина» ее не даст. Потому что нет ее у «родины». Не существует», — заявляет он.

«Сейчас все компании, которые работают по госзаказу, в три смены еб#шат вам шлема и бронеплиты, чтобы восполнить убыль этих элементов, потому что если в них прилетело, то они подлежат замене. Но вот это (показывает турникет и пакет с бинтом, пропитанный кровоостанавливающим средством) вам никто не даст, потому что это не делают у нас, и это не стоит на снабжении ВС. Вам это могут только купить волонтеры, друзья, спонсоры, друзья спонсоров или друзья волонтеров», — говорит бывший офицер.

Арутюнов, сам имеющий первое медицинское (ветеринарное) образование, попросил своих знакомых прислать фото штатной российской индивидуальной аптечки солдата и фото украинской, после чего выложил фото на своей странице.

"Пока мы несли х#ню, они в Украине учились": экс-офицер-московит о проблемах армии РФ
Аптечки солдата — российская и украинская

«Сколько вам нужно украинских военных аптечек показать, чтобы вы поверили, что мы в ж#пе по военно-медицинской подготовке? У нас очень хорошие военные врачи, но по уровню военно-медицинской подготовки бойца мы в ж#пе, благодаря «мэтрам», которые нам рассказывали про то, что жгут Эсмарха — величайшее достижение науки, и ППИ, который создан еще до войны, это круто. Врачи у нас отличные, но до врача раненого нужно еще дотащить, а для этого один Вася должен оказать помощь другому Васе. А у Васи есть жгут, который рвется через раз, и ППИ, упаковку которого надо наклеить на легкое. Как ее наклеить? Поплевать на нее?» — экспрессивно высказывается видеообзорщик.

По его словам, в госпиталях раненые в 90% случаев выживают, поэтому именно самый первый этап помощи сейчас определяет количество выживших.

«У украинцев применительно к вопросу все довольно неплохо и уж точно лучше, чем у нас. В плане медицинского обеспечения они смогли. Мы — нет… У нас в этом плане ж#па. Понятно, что термины «не идеально» и «ж#па» во многом схожи, но настаиваю на собственном определении», — заключает Арутюнов.

Униформа — московиты переодеваются в трофейное

Арутюнов подчеркивает, что армия РФ с начала конфликта испытывает проблемы с некоторыми самыми основными предметами обмундирования.

«Уже сегодня ВС РФ столкнулись с недостатком экипировки и снаряжения даже на воюющую группировку, бл#д. Так что, если вы попадете под мобилизацию, берите с собой все что есть, кроме оружия, конечно. Со всеми вашими тактическими аптечками, ботинками, плитниками (разгрузочный жилет с бронеплитами), вас обнимут и оближут и поставят в строй. Единственное, что выдадут одинаковую зеленую у#банскую форму», — говорит он.

Частично это связано с большими потерями тыловых колонн и бронетехники, частично с традиционно плохой работой российского тыла вообще.


Сгоревшая колонна военной техники РФ в Украине

«Каждый одет во что горазд! Это касается не только ДНР-ЛНР, это касается ВС РФ, в которых кто что сп#дил, тот в том одет. Это вы еще не видели частей, которые вышли из боя, у которых все сгорело… У которых не осталось ни#уя, в чем сумел спрыгнуть, выбежать и отбежать, ебн#ся в канаву — что на нем было, то и осталось. То, что в колонне шло, то сгорело к х#м. И им сейчас мы покупаем и отправляем. Смешно вам? Смейтесь, бл#ть, время настало улыбаться, на#уй», — рассказывает блогер.

В связи с этим солдаты РФ иногда одеваются в форму, снятую c захваченных пленных, или найденную в покинутых зданиях воинских частей Украины. Кроме того, украинская уставная обувь лучше уставной российской, а некоторых элементов украинской формы в частях российской армии нет в наличии.

«Естественно, вы часто видите солдат в украинских флисовых куртках и обуви, потому что снабжение не просто не поспевает, а не поспевает совсем. Поэтому приходится одеваться в трофейное… У российских военнослужащих флисовых курток нет. Кто-то сделал хороший комплект униформы, а кто-то вынул из него куртку и положил на склад. Для того, чтобы продать на «Авито», где эти куртки продавались. И до сих пор, наверное, можно найти на «Авито», — ядовито комментирует Арутюнов.

Беспилотники и дистанционная война

Еще одна причина, почему военно-медицинская подготовка и качественные бронежилеты для солдата сейчас, по словам эксперта, важнее, чем стрельба из автомата — обе стороны ведут самую высокотехнологичную войну современности, на которой можно неделями воевать, нести потери, но так и не увидеть противника в прицел стрелкового оружия.

«Две недели подразделение вело наступательные действия. Ни один боец не выстрелил ни разу из автомата. При этом они попадали под артиллерию, РСЗО, «Точку У» (оперативно-тактический ракетный комплекс советского производства) …Об этом же говорит опыт «Админа», который говорит: «Саня, тут автомат можно забить себе в задницу. Тут воюют артиллерия и беспилотники», — говорит блогер.

Когда беспилотник заметил противника, то артиллерийской батарее, которая начала вести огонь, совершенно наплевать на то, в каком спецназе служит враг, как хорошо он умеет стрелять и прыгать, насколько у него высокий боевой дух.

Разбитая бронетехника московитов у переправы

«Войну выиграют… высокотехнологичные системы вооружения и люди, готовые их обслуживать квалифицированно, потому что они дадут возможность пехоте дожить до момента, когда они вообще увидят врага. Чтобы пехотинцы вообще в бой вступили, кто-то им должен позволить до этого боя дожить», — отмечает Арутюнов, довольно высоко оценивающий украинскую армию.

Он экспрессивно высказывается о потерях российских войск от огня часто невидимой для московитов украинской артиллерии: «Если бы какому-то тупорылому генералу… показали, как беспилотник гражданский может работать во взаимодействии с артиллерией, если бы его е#нул бы кто-то об стол и сказал бы. Возможно, 10-километровые колонны не горели бы, потому что какая-то х#йня стоимостью 90 тыс. рублей, бл#ть, не поднялась из-за леса бы и не увидела, что эта колонна дотянулась до перекрестка, который заранее пристрелян артиллерией… И если бы это у#бище из Минобороны это поняло, что может сделать е#аная игрушка, возможно, этого п#здеца не было бы».

По мнению блогера, хотя бы самый простой беспилотник-квадрокоптер для разведки местности должен быть, возможно, на каждые 10 человек пехотинцев, так как увеличиваются дальности боя, а плотность войск на километр фронта снижается.

«Насколько я могу судить, ВСУ очень грамотно использует имеющиеся ресурсы. Гораздо грамотнее, чем мы», — отмечает Арутюнов.

Московский спецназ и война в городе

40-летний офицер-пенсионер подверг критике подготовку даже высокопрофессиональных частей специального назначения РФ к конкретной операции — к высадке в аэропорту Гостомель в первые дни вторжения. Готовясь к боям в плотной застройке в пригородах Киева, эти люди забыли про крайне необходимые вещи.

«Фонарик. Оружейный фонарик. Над которым смеялись все. Оказалось, что без фонарика днём досмотреть помещение невозможно. Дело в том, что в условиях вооруженного конфликта в городских агломерациях пропадает свет. И в помещениях даже днем не видно них#я. И нужен фонарик на оружие. И это рассказал мне человек, который имел 1 фонарик на 15 человек личного состава, и они 15 человеками досматривали строения, имея 1 фонарик. Слава Богу, один человек сам себе его купил. Благодаря 1 этому человеку вообще стало возможно досматривать помещения. Смешно, правда? Спецназ», — рассказывает блогер.

Кроме того, московские оккупанты оказались без таких необходимых вещей во время городских боев, как кувалды и другие инструменты для взлома закрытых дверей.

"Пока мы несли х#ню, они в Украине учились": экс-офицер-московит о проблемах армии РФ
Фонарик на винтовке. Фото gearshout.net

«Люди, которые шли в Гостомель, аэропорт Антонов, знали, куда они шли. Они долго и вдумчиво готовились — неделю или 10 дней «катали» городские условия. Обхожу, захожу, углы, дверь от себя, дверь на себя… Все четко. Объективная реальность оказалась такова, что двери закрыты. В городе, в который вы пришли, закрыты двери. И пулька из автомата в замок их не выбивает, и дверь не открывается. А она открывается на себя — и выбить ее ногами нельзя. Будешь бить ее, как дол#еб, до завтрашнего дня, а она как стояла, так и стоит», — передает Арутюнов впечатления участников боев под Киевом.

Поэтому помещения часто «досматривались» по принципу — раз закрыто, то никого и нет, можно идти дальше.

«Вы думаете, что я шучу? Нет. Я передаю вам слова человека, который непосредственно в этом участвовал. Фигня — мы же выбьем двери танком! Но не было танка. Они все горели на подходах. Ничего не было, потому что все горело на подходах. Были только они с автоматами, и они не могли досмотреть помещения, потому что был 1 фонарик и не было оборудования», — говорит экс-офицер, ссылаясь на офицеров и солдат спецназа армии РФ и Росгвардии.

"Пока мы несли х#ню, они в Украине учились": экс-офицер-московит о проблемах армии РФ
Вид через прибор ночного видения американского пулемётчика 25-й пехотной дивизии. Фото US Army

Также, по его словам, бои в городах выявили нехватку приборов ночного видения даже у самых технически продвинутых подразделений армии РФ:

«А еще были подвалы. Подвалы были открыты, но там было темно, а светить фонариком было чревато — ты слишком далеко давал светом о себе знать. Там нужно ПНВ — не прицел ночного видения, а прибор. А приборов было мало, потому что те, кто снабжал, сказал «ну у вас же есть ночные прицелы, какая разница». Оказалось, что разница ох#нно большая… Одно другое не заменяет».

Проблемы выявились даже в физической подготовке войск.

«Анализ того опыта СВО, что уже имеется, применительно к физической подготовке военнослужащих, позволяет однозначно утверждать, что «главное бегать» не прокатило, и недостаток именно силовой составляющей имеет место быть повсеместно. «Когда вернусь – налягу на становую»(с) Один снайпер, которому пришлось стать пулемётчиком», — пишет Арутюнов.

Люди со звездами — но не офицеры

По словам экс-офицера, реорганизация армии РФ необходима уже в ходе войны — «а то до «после войны» мы можем не дотянуть».

Армия — часть общества, и проблемы, в том числе коррупция, самоуспокоенность и иждивенчество московитского общества свойственны также большому количеству генералов и офицеров, отмечает он.

«Ох#енное количество народу, облеченное б#ть, звездами маленькими, большими, лычками и так далее, они воспринимали службу Родине, как работу, а это не работа, есть нюансы, и эти нюансы выплыли боком. Сегодня мы хапаем за то, что ох#енно большое количество народу относилось к службе, как к работе. Пришел с утра — побыл до вечера. Какие нах ночные стрельбы? Да пошли вы!» — говорит блогер.


Показания сдавшегося Украине «солдата ДНР». Видео Службы безопасности Украины

По его словам, даже в хорошо обученных подразделениях РФ часто встречаются офицеры, которые не готовы принимать решения самостоятельно и отвечать за них. А это значит, что эти люди, превратившись просто в передаточное звено между своим начальником и солдатами, перестали быть настоящими офицерами.

«Если офицер может только «я сказал — он сказал», «это не моя идея, это идея вышестоящего руководителя», «сегодня вместо полигона метем», «это не я придумал, пацаны, это придумал начальник штаба»… Значит ты иди к начальнику штаба и рви там ж#пу, чтобы вы сегодня стреляли, а не мели, иначе нах ты нужен вообще, нах тебе Родина платит деньги? Я почему об этом говорю — потому что я в таких условиях был и ж#пу рвал, чтобы мои солдаты-срочники должны стрелять, а не мести-грести», — говорит Арутюнов.

Нефтебаза, «Москва» — далее везде

Он иллюстрирует масштаб проблем Вооруженных сил РФ, анализируя удар украинских вертолетов по нефтебазе в Белгороде 1 апреля.

По его словам, сам удар можно было прогнозировать — разведка Украины, в том числе спутниковая, могла получить информацию о позициях и возможностях частей ПВО РФ и проложить маршрут винтокрылых машин с мужественными экипажами таким образом, чтобы они долетели до цели.

«День смеха у нормальных людей, у военных людей — День дурака. И в полном соответствии с названием он начался и продолжается. 2 вертолета ВСУ пересекли границу, нанесли удар по огромному хранилищу ГСМ и улетели. В том, что они прилетели и нанесли удар, нет ничего сверхъестественного… Вопросы основные у меня лично — как бл#ть они улетели, н#х? Прилетели, ок, как улетели? Где дежурные пары истребителей, оповещение, связь? Как они потом покинули воздушное пространство РФ? Почему не подняли истребители, не закрыли район? Удар — неприятно и больно для самолюбия. Но это объяснимо. Но как они ушли — это необъяснимо», — раздраженно комментирует блогер.


Украинские вертолеты наносят удар по нефтебазе в Белгороде 1.04.22

Он связывает и удар по нефтехранилищу в Белгороде, и потопление крейсера «Москва», и многочисленные проблемы в подготовке и оснащении войск с системными ошибками в построенной московской вертикали управления.

«Это значит, что просто заменой отдельных элементов их не исправить. Изменить это, убрав кого-то, назначив кого-то, не получится, потому что вертикаль выстроена годами… Если мы этот вал накопленных системных ошибок не исправим, он нас просто похоронит. Не придет никакой дядя Вася. Нет никаких дядь Вась. Не придет подмога, не подойдут никакие сибирские дивизии, как они подошли под Москву (в 1941 году). Не придет никто. Никто не поможет. Как еще надо понять, что мы стоим на краю?» — говорит Арутюнов.


Полыхающий БДК «Саратов» — также показательный успех украинских войск

По его словам, налицо проблема слабой обучаемости московских войск, в том числе офицеров и генералов: «Старший офицер увидел теплак у приданного спецназовца — а это че у тебя? Он говорит — тепловизор. А тот спрашивает — через стены видит? Когда старший офицер спрашивает, видит ли тепловизор через стены — это проблема, ребята».

Он, однако, не называет конкретных виновных и не призывает прямо менять путинскую систему управления, утверждая, что нужно просто хорошо работать каждому на своем месте.

В этом контексте Арутюнов передает якобы имевший место ответ воюющего офицера на вопрос о том, что тот думает относительно отхода из-под Киева с позиций, доставшихся большими потерями: «Он мне сказал: «Саня, мы этот вопрос давно обсуждали, когда получили соответствующий приказ, и там началось брожение, и я ответил на этот вопрос так на офицерском совещании: «В п#ду, н#х, выбросьте все из головы. Если мы сейчас будем думать о глобальных вещах, мы потеряем людей, мы сегодня должны думать о своих прямых обязанностях, как выполнять задачи, которые перед нами ставят».

Провал всех планов

Никто не ожидал, что российская армия в Украине окажется в современном положении и понесет настолько тяжелые потери, отмечает Арутюнов.

«Украину все победили в первый день. Я помню это хорошо. Я сам едва не поддался истерике победобесия. Одессу уже «взяли» в первый день комбинированным десантом. К обеду первого дня пошли вопросы… Стало понятно, что был план, а все пошло не по плану», — говорит он.

При этом оказалось, что план взятия Украины кавалерийским наскоком не имел никаких запасных вариантов на случай, если что-то пойдет не так.

Удар украинской артиллерии по позициям 22-й бригады спецназа ВС РФ в Мариуполе

«А план войны, ой, спецоперации предусматривал, что ее не надо. Он предусматривал, что мы приезжаем, все поднимают руки, и мы фотографируемся, хлеб-соль едим… Я много сейчас общаюсь с людьми, прибывающими, убывающими, собирающимися (на войну), и меня не покидает ощущение, что до сих пор некоторые люди не поняли, что это. Что то, что с ними произошло, это была какая-то случайность досадная, и в следующий раз все поменяется. С чего бы? Вы же остались прежние, наверху те же, и с противоположной стороны те же люди», — рассказывает Арутюнов.

Многолетняя коррупция, халатность и недооценка противника очень сильно подрывают боеспособность армии РФ.

«Все адекватные люди, с которыми я на связи, говорили мне: «Саня, мы считали, что нужна война, чтобы мы поняли, в какой мы ж#пе — и мы теперь ужаснулись собственным прогнозам. Мы этого не хотели. Мы говорили, что нужна война, чтобы она показала. Но мы не думали, что она покажет настолько большой п#ц», — говорит Александр Арутюнов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: