Плен, гражданские и пытки на войне в Украине — отвечает Егор Лебедок

Армия
Пленные в Украине.

С первых дней нового этапа агрессии Москвы против Украины тема пленных, их прав, издевательств над ними стала одной из важнейших в СМИ и пропаганде. Пытки и расстрелы в Буче, эксцессы в других районах Украины будоражат общественное мнение Беларуси и мира.

Мы поговорили с офицером запаса беларусской армии и военным экспертом Егором Лебедком о том, как законы требуют относиться к пленным, и как на самом деле к ним относятся на ожесточенной масштабной современной войне.

— Добрый день, спадар Егор! Формально между Украиной и Московией не идет война. Как и чем с правовой точки зрения обеспечены права военнопленных в условиях необъявленных войн? Что об этом говорит, например, Женевская конвенция?

— Эта Конвенция, точнее Женевская конвенция от 12 августа 1949 года об обращении с военнопленными, является основным международным правовым актом, определяющим гарантии для военнопленных. Частично ее положения входят в нормативно-правовую базу (уставы, инструкции и т. п.) вооруженных сил различных государств. За нарушение некоторых положений Конвенции, например, за истязание военнопленных, предусмотрена уголовная ответственность, в том числе в уголовных кодексах Украины (ст. 438), России (ст. 356) и Беларуси (ст. 135).

Конвенция применяется как в случае объявленной войны, так и всякого другого вооруженного конфликта, возникающего между двумя или несколькими государствами, которые в установленном порядке приняли на себя обязательства по конвенции, даже в случае, если одна из них не признает состояния войны.

— В Украине за оружие взялись не только солдаты Вооруженных сил Украины или Национальной гвардии. Воюют и граждане, которые записались в территориальную оборону. Каков статус таких ополченцев и территориальной обороны? Есть ли какие-то отличия?

— По Конвенции военнопленными являются попавшие во власть неприятеля лица из личного состава вооруженных сил, а также личного состава ополчения и добровольческих отрядов, входящих в состав этих вооруженных сил. Например, войска территориальной обороны Украины являются отдельным родом Вооруженных сил Украины, и на них в полной мере распространяются положения Конвенции.

Также положения Конвенции распространяются на лиц из ополчений и добровольческих отрядов при условии наличия во главе лица, ответственного за своих подчиненных, определенного и явственно видимого издали отличительного знака, открыто носят оружие и соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.

— В Украине развернулось партизанское движение против захватчиков. На многочисленных видео видны и просто люди в гражданской одежде с оружием. Как право требует относиться к гражданским лицам без знаков различия, которые предположительно участвуют в боевых действиях?

— Если население неоккупированной территории, которое при приближении неприятеля стихийно по собственному желанию берется за оружие для борьбы со вторгающимися войсками, не успев сформироваться в регулярные войска, при условии, что оно носит открыто оружие и соблюдает законы и обычаи войны и попало во власть неприятеля, также относится к военнопленным по смыслу Конвенции. К примеру, если охотники решили самостоятельно взять свое оружие, открыто его носили и применяли с целью отражения внезапного нападения вражеских войск, пусть даже не успели прийти в военкомат и вступить в территориальную оборону или регулярные силы, и в дальнейшем попали в плен, то обращаться с ними следует как и с военнопленными из вооруженных сил. Но в том случае, если они сами при этом не нарушали обычаев войны.

— «Форсированные допросы», пытки захваченных и арестованных — как это регулируется? Известно, что в США подозреваемых в терроризме официально можно было ограниченно пытать. Что известно об этом в РФ и Украине?

— Пытки в отношении военнопленных запрещены как по Конвенции, так и по уголовному законодательству ряда стран. Для обхода используют правовые лазейки. Например, США создали базу в Гуантанамо не на своей территории. В отношении захваченных лиц применялись формулировки, которые не подпадали под положения конвенции (тот же «террорист»). Проще говоря, можно, например, сказать, что захваченный условно охотник сам пытал «наших», истязал их или иным способом нарушал положения Конвенции и обычаи войны, а значит, на него положения Конвенции не распространяются.

Однако практика всех войн и конфликтов серьезного масштаба показывает, что в отношении пыток как минимум для допроса и выведывания информации положения Конвенции не соблюдаются всеми сторонами. В ходе войны, риска собственной гибели и гибели подчиненных, многие военные пренебрегают положениями Конвенции для спасения своих войск или менее затратного выполнения поставленной задачи. При этом и отношение органов, призванных следить за соблюдением гуманитарного права в войсках, также не особо активно. Некоторые случаи нарушения обычаев ведения войны после завершения оной становятся известны общественности, прежде всего в демократических странах. Но множественных осуждений не бывает, что в общем и понятно. На войне очень часто доминирует принцип: цель оправдывает средства. Воевать по конвенциям удобно, сидя в пиджачке за удобным столом с чашкой кофе. А когда сидишь под снайперскими пулями, возле мин-ловушек и вчера еще рядом был друг, сегодня погибший, то конвенции забываются. Еще стоит добавить, что далеко не все военнослужащие их знают.

— События в Буче и других городах Украины шокировали очень многих. Случаи издевательства над пленными предположительно происходят на обеих сторонах. Жестокое и унижающее обращение с пленными — выделяется ли война на Украине в этом отношении?

— Не думаю, что особо выделяется по видам, скажем так, жестокости и унижений. Вопрос как всегда в их масштабе. Пока резонансными являются видео, где одетые в форму лица стреляют по ногам пленных со связанными руками, а также в котором опять же с завязанными руками лицам вероятно перерезали горло и потом добивали в голову. Не берусь здесь обсуждать правдивость видео, привел лишь самые жесткие случаи, которые демонстрировались. Есть много видео с нарушениями права на уважение к личности и чести военнопленных.

Стоит отметить, что со стороны российских войск таких видео заметно меньше. Но это связано в первую очередь с запретом использования смартфонов и средств фотовидеофиксации в войсках. Проще говоря, в украинских войсках у многих военнослужащих с собой смартфоны и они снимают что хотят. В российских их нет. И это позволяет избежать не только утечки данных по диспозиции, численности личного состава, их данных и т. п., но и предотвратить распространение видео, на которых запечатлены нарушения обычаев войны.

Как показывает опыт войн, объем всех нарушений обычаев войны и гуманитарного права войсками становится известен только по прошествии некоторого времени и в основном в демократических странах, где есть свободная пресса и доступны архивы. В авторитарных странах эта тема всегда скрывается для демонстрации своего «миролюбия» и правоты действий.

— Звучали частные угрозы не брать российских военных в плен после Бучи, дезавуированные потом украинским руководством. Почему они звучали? Почему были дезавуированы? Работает ли фактор «запугать» хуже, чем фактор «противник знает, что всегда может поднять руки вверх»?

— В войне всегда соперничают темы максимально запугать врага и выглядеть на мировой арене гуманным. Так и здесь: приказ не брать в плен направлен на устрашение врага, но в то же время это нарушение конвенций. Поскольку способность Украины противостоять России в заметной степени зависит от мировой поддержки (и в политическом, и экономическом, и военном планах), то заявлять такое открыто руководство не может.

— РФ предложила гарнизону Мариуполя сдаться в плен, но получила отказ. Есть ли что-то особенное в вопросе пленных, когда речь идет о гарнизоне Мариуполя? Как пропаганда обеих сторон использует этот вопрос? В чем нас хотят убедить?

— Особенного в пленных нет. По Конвенции стороны со всеми военнопленными должны обращаться одинаково, без какой-либо дискриминации по причинам расы, национальности, вероисповедания, политических убеждений и всем другим причинам, основанным на аналогичных критериях.

Отказ или сдача в плен военнослужащих, обороняющихся в Мариуполе, имеет важное информационно-политическое значение для обеих сторон войны. Для России захват Мариуполя имеет важное военное значение, но помимо этого, россияне заявляли о «денацификации» Украины и суде над всеми «нацистами», среди которых основное информационное освещение в российской пропаганде имел полк «Азов», находящийся в окружении в Мариуполе, вместе с украинскими морскими пехотинцами. И сломить их, захватить в плен для последующих информационных кампаний вроде «суда» и т. п. имеет важное значение. Для Украины защитники Мариуполя — это символ стойкости и мужества. Конечно, если они сдадутся в плен, то это могло бы несколько подорвать боевой дух украинских военных. Но сейчас уже вряд ли будет такой эффект. Украинские военные и народ понимают, что солдаты в Мариуполе и так уже сделали максимально возможное и претензий к ним быть не может.

— Чья пропаганда, на ваш взгляд, использует тему плена и насколько она эффективна? Видео с издевательствами над пленными — кому выгодны, а кому нет?

— Стоит отметить достаточно новый и эффективный подход сил информационно-психологических операций Украины в отношении пленных. Видео с пленными, созданный сайт и ТГ-канал «Ищи своих» они использовали не только для поднятия боевого духа своих войск и народа, мол, смотрите — вот она какая на самом деле хваленая российская армия, нечего ее бояться, — но прежде всего для воздействия на население России. Поскольку в России потери скрываются и не все родственники знают, где их родные военнослужащие, то указанные ресурсы быстро набрали популярность среди населения России и впоследствии распространялась информация о большом числе убитых и пленных по России для побуждения родственников военных протестовать против войны и некоторой деморализации российских войск. Далее ресурс был использован для сбора данных о российских военнослужащих и их родственниках: предлагалось родственникам оставить в боте свои данные и данные о военнослужащем для как бы дальнейшей проверки, находится ли он в украинском плену.

Видео с пытками и издевательствами над пленными стороны всегда используют однотипно: те, кто пытает и истязает — для устрашения врага, а та сторона, чьих военнослужащих истязают, — для повышения ненависти к врагу, а также стремления у военнослужащих воевать до конца и не сдаваться, поскольку в плену ждут пытки. Эта война не исключение.

Беседовал Богдан Куханович.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: